Бульмастифы РОССИИ - Агрессивность собак и кошек. (страница 10)
 
Форма входа

Создать бесплатный сайт с uCoz
Поиск


Календарь
«  Декабрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Остальные события вам известны. Следует признать, что дельцы «делают» деньги на любых живых существах, в том числе и на бойцовых рыбах, которые тоже порой драчливы и беспощадны. Они дерутся с ожесточением. В Сиаме этих внешне безобидных рыбок специально дрессируют для публичных боев. Многочисленные зрители заключают, как на скачках лошадей, пари и награждают победителя шумными аплодисментами.

Бойцовые рыбки, славящиеся своим неуживчивым характером, во время драки выставляют вперед зубы. Стремительный таранящий удар зубами в бок иногда бывает смертельным для одного из соперников.

В Латинской же Америке одним из самых азартных зрелищ признаются петушиные побоища, несмотря на то, что во многих государствах этого континента на них уже давно наложено вето. Но не тут-то было. Предприимчивые деляги не упускают случая сделать бизнес на эмоциях сограждан.

Некий бразилец Милтон Батиста сумел даже прославиться в своем родном штате Порту-Алегри на ниве нелегального разведения бойцовых петухов и организации подпольных петушиных баталий. Однако приверженцы азартных зрелищ обратили внимание на странную закономерность. А именно на то, что пернатые гладиаторы синьора Батисты всегда отличались чрезмерной яростью и почти всегда одерживали победы. «Знаменитого» Батисту заподозрили в жульничестве, вскоре он попал в поле зрения полиции. После расследования выяснилось, что подпольный бизнесмен и в самом деле нечист на руку: отважные петухи оказались наркоманами. Перед каждой схваткой хозяин кормил своих питомцев марихуаной.

В апреле 1993 года южноафриканская полиция «накрыла» в городке Ирен (близ Претории) группу любителей петушиных драк. Виновные предстали перед судом, так как в начале года в закон о животных была внесена поправка, согласно которой организаторов и зрителей подобных темпераментных развлечений наказывают в судебном порядке. А тут у полиции оказались бесспорные доказательства: во время рейда она обнаружила 60 петухов редких видов, стоимость которых превышала тысячу долларов. Два «бойца» были уже мертвы, а три — смертельно ранены, а еще одна птица «при задержании» скрылась.

Такова цена этого жестокого шоу.

Кстати, в некоторых странах действуют законы, которые запрещают гражданам держать дома хищных зверей, ядовитых пресмыкающихся и обезьян (Англия). В Италии же «запрещается держать дома и выгуливать на улице животных, которые могут представлять опасность для третьих лиц». Такая поправка к положению о содержании животных, внесенная римским муниципалитетом в 1988 году, появилась после того, как 22-летний студент университета Лука Луицелли в тяжелом состоянии был доставлен в городскую больницу. Его укусила гадюка, которую он держал в домашнем террариуме.

В основе подобных запрещений, надо полагать не столько забота о жизненном пространстве божьих созданий, их естественной среде обитания, сколько беспокойство за жизнь людей, на которую могут покушаться животные, доведенные невыносимыми условиями до ярости.

И все-таки многие желали бы получить факты, свидетельствующие о бесспорной бесчеловечности в отношении к домашним животным. В деловых бумагах юриспруденции такие факты есть. Вот один из них: в 1992 году суд наказал нерадивого фермера из датского города Стубберуп сорока сутками тюремного заключения именно за жестокое обращение с домашними копытными. Дело против него возбудила полиция, обнаружив в хлеву на его ферме четырнадцать мертвых коров. Остальному поголовью, судя по изможденному виду, грозила та же участь из-за отсутствия кормов. Сам фермер объяснил запущенность своего хозяйства причинами личного порядка. Однако суд не признал данные обстоятельства смягчающими вину. В приговоре, кроме всего прочего, записали, что в течение пяти лет нерадивому фермеру запрещается содержать домашнюю скотину.

Примечательно, что в основе этого судебного решения — не столько защита экономических интересов страны, сколько соблюдение закона об охране животных. Закон вступил в силу с 1 сентября 1991 года. В соответствии с ним полицейские получили право обследовать условия содержания домашней живности без специального на то разрешения, а ветеринары — сообщать в полицию о фактах грубого обращения с помощниками человека. Кроме того, они получили дополнительные полномочия усыплять сильно страдающих от болей существ, независимо от желания их собственников. Закон запретил также топить животных, как это бывает сплошь и рядом, когда хотят избавиться от только что родившихся котят или щенков. В случае же установления недопустимого обращения с ними судьи получили власть лишать хозяев права на владение ими.

Разумеется, животные и птицы не пользуются в судах дополнительными «сословными» привилегиями, но право на защиту они все же имеют.

Леденящий душу судебный процесс состоялся в шведском городе Мальме. Ответчиком выступал художник-декоратор Олаф Лундберг. Ему вменялось в вину избиение жены — дамы довольно строптивого нрава — ручным домашним ужом. Истязатель не ушел от расплаты: суд подверг Лундберга штрафу в двести крои за варварское обращение с пресмыкающимся и с женой.

Иначе закончилось в суде дело шотландского фермера, привлеченного к ответственности обществом защиты животных, он подливал виски в корм своим курам. Судебные органы Глазго закрыли это дело на том основании, что «шотландские куры отличаются от всех других кур на свете, и следует предполагать, что несколько капель шотландского виски время от времени доставляют им удовольствие». А где удовольствие там нет жестокосердия. Вроде бы логично?!

Кто не знает печально-трагического случая 24 ноября 1980 года в семье Берберовых, которые держали в своей бакинской квартире льва по кличке Кинг.

Когда работники милиции прибыли в этот день по экстренному звонку на квартиру Берберовых, они увидели — все вверх дном, стены и пол в крови, из сумрака коридора слышалось рычание льва, а из ванной комнаты, примыкающей к кухне, — голос:

— Спасите… Убейте льва, скорее убейте льва.

Дальнейшее было похоже на сцены из фильма ужасов. Дом оцепили, насколько возможно, оттеснив любопытных. Из соседних квартир удалили жильцов. И началась охота за львом…

В квартире — удручающая обстановка: зловоние все подрано, вопиющая антисанитария. Кроме льва пумы, собаки, сиамских кошек, в ней находились двое людей — хозяйка и ее четырнадцатилетний сын. Мальчик лежал в ванной в луже крови без движения, а на полу рядом сидела растерзанная мать — «оскальпированная голова, множество ран на теле».

Драма закончилась трагически: мальчик умер, не приходя в сознание, мать сильно пострадала.

Несчастью предшествовали бесчисленные публикации, киноленты, интервью, умильные ахи и охи поклонения, подражания, открыточные пошлости — лев идет по городу, лев с детьми за столом, лев на унитазе в доме Берберовых. Какая уж тут любовь к животным? Льву сидеть на унитазе… Животные в этих случаях всегда страдающая сторона. Они жалки, забиты, часто болеют. Неумеренный шум вокруг семьи Берберовых породил беспечную и вредную моду заводить диких зверей в доме.

Всех интересовало: с чего началось? Причин, которые будят зверя во звере, бывает много, но все они сводятся к одному — удар лапой, кровь и дальше уже цепная реакция беды.

Не будем морализировать по поводу этого факта, но извлечь из него урок следует. Как следует помнить и о соседях, для которых проживание животных в доме было мучением. Вот что сказали соседи, проживающие от Берберовых через стенку:

 

— Много лет совершенно не знали покоя. С работы приезжаешь — отдыха никакого. Сна тоже нет — лев ревел так, что посуда звенела. Иногда он с ревом бросался на стену, и от этих толчков у нас сыпалась штукатурка. Но главное — вонь и шерсть. Бакинская наша жара известна. Но открывать окно, чтобы хоть чуть проветрить жилище, было нельзя: клетка льва находилась в одном метре от окна. Смрад такой, что постоянно тошнило. И в комнату ветер заносил шерсть. А что мы могли сделать?…

 

 

Глава 16. «ДИКАЯ» И «МЯГКАЯ» ДРЕССИРОВКА ЗВЕРЕЙ

 

Мы не стыдимся нашей холодности и глупости, когда имеем дело с ребенком, с собакой или кошкой.

Рюноскэ Акутагава

 

Тревожные сообщения поступают со всех концов света: в 1993 году действующий в Аргентине филиал известной международной экологической организации «Гринпис» обратился к местным властям с призывом запретить шоу с участием черноморских дельфинов — умных и понятливых животных.

«Лакированные» красавцы попали за океан с помощью Российской Академии наук, в рамках которой действует одно из совместных предприятий. Совместное предприятие поставляло по контракту аргентинскому импрессарио дрессированных животных. Тех быстренько включали в эстрадно-коммерческий поток, выжимая последние соки из дельфинов на потеху курортникам и туристам. Бедных «акробатов» так замордовали непрерывными выступлениями в шоу-бизнесе, что несколько из них погибли от истощения. Вмешалась местная прокуратура, которая возбудила уголовное дело в связи с фактами варварского обращения с дельфинами. Уже сейчас ясно, что их содержали в водоемах для цирковых программ, явно не приспособленных для нормального жизнеобитания уникальных животных.

И не только «живым локаторам» достается от человека. Кому как, а многим жалко видеть животных, обращенных в артистов по прихоти дрессировщика, который ласками и угрозой, бичом и куском мяса заставляет хищников прыгать с тумбы на тумбу.

Дрессировка как жанр была известна еще в глубокой древности в Китае, Индии, Египте, Греции, Риме, Византии. В России дрессировщики нередко выступали при царском дворе, скоморохи и поводыри медведей — в балаганах и на старинных народных гуляниях.

Различаются три метода дрессировки:

— «дикая», болевая: основывается на запугивании, устрашении животных, на причинении им физической боли (животные выполняют требуемые от них действия под страхом наказания);

— «мягкая», гуманная: строится на приемах ласкового обращения с животными, поощрения их кормом;

— комплексная, в которой раздельно сочетаются оба предыдущих метода, с преобладанием второго — «мягкого»; в этом случае у животных вырабатываются условные рефлексы, заставляющие их подавлять в себе нежелание работать — во избежание наказания, но еще больше — из опасения лишиться привычного поощрения пищей.

Непреложное условие искусства дрессировки — тщательное изучение дрессировщиком характера, повадок животных и поиски индивидуальных подходов к каждому из них; умение «чувствовать» животное, своевременно распознавать и предупреждать все возможные с его стороны отклонения от нормы, смену настроений, капризы.

В старом русском цирке господствовала «дикая» дрессировка. Основоположником и постоянным пропагандистом метода «мягкой» дрессировки в нашем отечестве был В.Л. Дуров — тот самый, который проводил «опыты» с дельфинами. Он первым стал исходить в своем творчестве из теории условных рефлексов академика И.П. Павлова.

Вы сможете успешно воспитывать собаку, получая при этом устойчивый результат, лишь в том случае, если осознаете ее, совершенно непохожую на нашу манеру поведения и будете учитывать наклонности, унаследованные ею от предков.

Собака видит окружающий мир по-своему, по-собачьему. Хозяин для нее — не человек, а вожак стаи.  Если поведение собаки вы рассматриваете с точки зрения человека и даете ему человеческую оценку, вы тем самым приписываете псу человеческие ощущения и мотивы поведения и, вероятно, даже ждете от него в некотором роде человеческой логики. В этом заключается основополагающая ошибка, которая отрицательно сказывается на обоюдных отношениях.

Реакция собаки базируется на рефлексах и инстинктах. Если вы знаете, как ведет ваша собака в том или ином случае или какие из ее поступков происходят инстинктивно, вы можете использовать это как для обучения собаки, так и для поддержания дружеских отношений с ней.

Несмотря на все рефлекторные и инстинктивные действия собаки, мы никогда не должны забывать, что у собаки существует нечто большее, чем простая сообразительность.

Тот, кто находится с собакой действительно в дружеских отношениях, знает, что она порой проявляет чувства, которые, без сомнения, есть нечто большее, чем простые рефлексы или инстинктивные действия. Многие собаки чувствуют настроение хозяина, хотя оно внешне и не проявляется, и соответствующим образом реагируют на это. Иногда собаке достаточно всего лишь мало заметного приветливого жеста, чтобы сразу все понять.

От собаки никогда нельзя требовать того, чтобы она поняла разницу между «хорошо» и «плохо» в чисто человеческом смысле слова.  Собака различает лишь «разрешено» и «запрещается». Это должно быть для вас основополагающим моментов в ее воспитании. Тот, кто наказывает свою собаку, если она по человеческим понятиям поступила плохо, впадает в заблуждение, проистекающее из ее очеловечивания. Хозяин должен воспитывать свою собаку таким образом, чтобы такое ее действие попало в категорию известных ей запретов.

Вы должны себе четко представлять, что собака не понимает вашего языка.  Собака, вероятно, воспринимает лишь звуковую окраску вашей речи, ее тон. Однако это достаточно ей, чтобы понять ваши намерения и ваши желания, если свои слова вы подкрепляете жестами. Собака обнаруживает удивительную чуткость к вашему «языку жестов». Движение рук, жесты, язык ваших глаз, ваша осанка — все то, что вы часто неосознанно соединяете со словами, собака понимает правильно. Интонация ваших слов абсолютно точно говорит ей, что следует воспринимать как приказ и что является проявлением доброты.

Вы должны научиться понимать язык собаки и различать, когда она лает, ворчит, воет и скулит.

Приветствие члена семьи, приход постороннего, защита или нападение кого-то из сородичей, обнаружение подстреленной или сообщение о найденной убитой дичи, боль, недовольство, страх — обо всем этом и многом другом оповещает ваш пес с помощью своего собачьего языка. Со временем вы научитись правильно понимать все эти звуки. Тогда вы, даже не видя собаки, будете знать, что ее волнует и что определяет те или иные ее действия. Знание собачьего языка особенно важно тогда, когда собака должна что-то охранять или помогать на охоте.

При оценке органов чувств собаки мы всегда должны учитывать, что нос и уши играют у нее решающую роль.

Собаки в большинстве случаев видят плохо, имеют очень незначительное осязание, не обладают утонченным вкусом. Однако их нос приблизительно в 48 раз чувствительнее носа человека, а слух в 16 раз лучше нашего. Мы воспринимаем окружающий нас мир глазами и руками — носом и ушами формирует свой мир собака. Таким образом, собака живет в совершенно другом (по сравнению с нами) мире. Можно предположить, что на поведение собаки во многом оказывают влияние запахи.

Вы не должны быть наивными, думая, что ваша собака на значительном удалении узнает в вас хозяина.

Маленькая собака, например, такса, на расстоянии 20—30 метров будет в неведении, кто приближается к ней, хозяин или чужой (конечно, если ветер дует в вашу сторону, а не в сторону собаки). Об этом свидетельствует попеременное виляние хвостом и ворчание. Способность к узнаванию, острота зрения индивидуальны и различны в зависимости от породы собак. Предельным расстоянием, когда собака узнает людей, является 110 метров, когда люди неподвижны, и 150 метров, если они движутся (данные д-ра Фридо Шмидта).

Многое из поступков вашей собаки станет понятным лишь в том случае, если вы не будете забывать, что она член стаи.

Стремление быть рядом с человеком, нежелание оставаться в одиночестве, защита всех членов семьи от «чужих», недоверчивое или недружелюбное отношение к посторонним посетителям, обазательная церемония приветствия, когда входит член семьи, — это и многое другое представляет из себя обычаи стаи. Вы должны считаться с этими обычаями, воспитав в себе терпимое отношение к ним.

«Территория стаи», к которой относится собака, должна при правильном воспитании совпадать с «суверенной территорией» его хозяина и его семьи.

Комната, квартира, дом, сад, хозяйство, включающее двор, или парк могут быть территорией стаи. Эту территорию собака считает «своей» и, собственно, защищает ее. На этой территории она бегает по одним и тем же тропам, прячет или закапывает кости, терпит кошку как спутницу стаи (иногда!) и ограничивает эту территорию, территорию своей стаи, нанося пахучие метки на деревья, камни, заборы, столбы, колонны. Тем самым пес обозначает область своего господства по отношению к чужим собакам, и эту территорию он убежденно защищает.

Отделение от стаи всегда вызывает у собаки болезненную реакцию. Это необходимо учитывать.

Даже щенок, которого мы отлучаем от его собачьей семьи, чувствует себя в начале несчастным. Смена хозяина при купле или продаже особенно болезненно воспринимается старыми собаками, пока они не вольются в новую стаю.

Если вы привяжете где-нибудь вашу невоспитанную или плохо воспитанную собаку и уйдете, и оставив ее одну, она начнет скулить или выть, воспринимая случившееся так, как если бы ее выгнали из стаи. Даже если члены семьи на улице или во время прогулки вдруг расходятся в разные стороны, т,е, стая неожиданно разделяется на две части, собака не находящаяся на поводке сразу приходит в смятение: за кем она должна следовать? Рекомендуется, чтобы кто-то из членов семьи взял собаку на поводок и держал до тех пор, пока ушедший не окажется вне пределов видимости.

Настроение собаки и ожидаемое в связи с эти поведение можно в большинстве случаев определить по ее внешнему виду.

Стоящие торчком хвост и уши, взъерошенная шерсть, поднятая голова — это «производящая впечатление» поза, которую каждая собака демонстрирует в отношении незнакомого или враждебно настроенного собрата. Если же она опускает голову вперед, прижимает уши, а хвост ее при этом повисает, значит, она, не вступая в борьбу, признает себя подчиненной. Также ведет себя уступающая в борьбе или более слабая собака, в ответ на что другая, более сильная, сразу оставляет ее в покое. В этом случае демонстрация покорности заключается в том, что слабая собака ложится на спину, как преимущественно и поступают молодые собаки. Некоторые взрослые собаки, в основном таксы, принимают такую позу, когда хотят показать хозяину свою преданность или поиграть с ним.

Хвост собаки — барометр ее настроения в данный момент. Хвост,  зажатый между ног, — это недружелюбная реакция неприятия. Хвост обвислый, неподвижный — поведение неопределенности. Выпрямленный хвост — обстановка может быть быстро измениться. Слабо виляющий хвост — обстановка улучшается. Энергично виляющий хвост — прекрасная, радостная обстановка. Высшая стадия собачьей эйфории: хвост не виляет, а буквально бьется, при чем задняя часть туловища раскачивается, уши прижаты — высшая степень блаженства — идет любимый хозяин.

Если в стойке собаки вы угадываете агрессивные намерения, нужно немедленно отойти назад.

Именно назад, чтобы, отступая, не спускать глаз с собаки, что само по себе сдерживает нападение, именно медленно, чтобы не пробудить в собаке врожденный инстинкт преследования7 Обороняться бесмысленно. Человек не имеет возможности противостоять нападению кусачей собаке, даже если она среднего размера. Совать руку в разинуту пасть — привелегия лишь отважных полицейских. Если собаку загнали в угол, не оставив ей пути для выхода, и таким образом лишили ее возможности убежать, у нее остается единственный «выход» — нападение.

Следует, насколько возможно, оберегать собаку от нервных расстройств.

Семейные неурядицы, обеспокоенность по какому-то поводу, недомогание кого-то из членов семьи, постоянная домашняя работа, ворчание, шум, грохот — все это ощущает собака и соответствующим образом реагирует. Такая нелепая «стая» беспокоит животное, делает его нервным. В ветеринарных лечебницах у многих городских собак были обнаружены нервные расстройства.

Хозяин и собака должны походить друг на друга.

Это, однако, не следует понимать буквально, поскольку «соответствие» друг другу объяснить невозможно. Поясним это примерами: охотник и охотничья собака, полицейский и немецкая овчарка, кинозвезда и афган, монах и сенбернар, дама и мальтийская болонка, мясник и дог, спортсмен и терьер.

Противоположность собственному «я» выбирают в большинстве случаев просто из тщеславия или чтобы, по крайней мере с помощью собаки, быть заметным (заметной) среди других людей. Часто это связано с комплексом неполноценности или, наоборот, когда окружающие не признают чьей-то «исключительности» и для ее подтверждения требуется собака. Во всех этих случаях мне искренне жаль и хозяина, и собаку.

Надо еще немного дополнить, скоординировать знания об общении с собакой. Но, в отличие от общего, очеркового изложения, в котором автор стремился дать основные теоретические знания, она содержит чисто практические советы.

В следующей главе мы поговорим о воспитании кошек.

 

Похвала и осуждение должны отчетливо различаться по тону, каким они произносятся. Интонации чрезвычайно важны для собаки.

Когда мы хвалим собаку, голос у нас преобретает мягкие, приветливые тона, а когда осуждаем, он становится суровым и жестким, фразы — отрывистыми, и произносятся они более низким тоном, чем обычно. Говорить громко не нужно, собака слышит В 16 РАЗ лучше чем мы.

И хваля, и ругая ненужно переходить границу допустимого.

Частое повторение или слишком незначительный повод снижают эффективность вашего замечания. Однако, если собака очень молодая, ненадо скупиться на похвалу. Взрослая же собака может воспользоваться чрезмерной похвалой, чтобы отказаться выполнить какую-либо команду.

Когда вы за что-либо хвалите собаку, не нужно быть многословным.

Достаточно несколько коротких слов, употребляемых всегда в одной и той же последовательности и форме.

Обычно употребляются слова «хорошо!» или «молодец!» в сочитании с кличкой собаки, произносимые радостно и приветливо. Другие дополнительные слова похвалы уже не нужны. Собака их не понимает, они могут только сбить с толку.

Слова осуждения следует произносить сурово, отрывисто.

Уже по одному тону собака должна понять, что вы ей недовольны.

Обычно для этого употребляют слова «нельзя!» и «фу!», которые вы можете повторить дважды, трижды по нарастающей. Однако не имеет смысла повторять его слишком много раз.

Похвала и осуждение должны быть взаимно связаны.

Если собака после слов осуждения выполнила вашу команду, надо сразу же похвалить ее, дать ей маленький кусочек лакомства, чтобы у нее не осталось ни малейших сомнений во взаимосвязи первого и второго.

Наказывайте собаку только в тех случаях, если ваши даже несколько раз повторенные слова осуждения остались без внимания.

Обязательно ныжно, чтобы собака знала причину осуждения и последующего наказания. Если вы внимательно понаблюдаете за собакой, то быстро заметите, игнорирует ли она ваше осуждение или не понимает его. Если игнорирует, то следует наказать. Когда вы наказываете собаку, она всегда должна быть на поводке.

За неповиновение собаку сразу же следует наказать, чтобы она четко поняла взаимосвязь непослушания и наказания.

Этот важный принцип обучения соблюдать непросто, потому что взаимосвязь должна прослеживаться, исходя не из человеческой, а из собачьей логике. Достаточно привести такой пример. Если ваша собака бросается за зайцем, а потом возвращается, как воспримет она ваше наказание? Сможет ли она связать это со своим охотничьим инстинктом? Поймет ли, что была наказана за то, что убежала? Или сочтет, что ее наказали за то, что побежала за зайцем? Или вообще за то, что вернулась к хозяину? Конечно, лучше всего, если вы с самого начала сумеете присечь ее непослушание. Для воздействия на собаку на расстоянии можно пользоваться очень длинным поводком или радиоуправляемым электроошейником. От ваших рук должно исходить только поощрение, они НИКОГДА не должны наказывать.

Ваша рука гладит, ласкает собаку, ваши руки дают ей корм, лечат ее раны. Они для собаки воплощение вашей ДОБРОТЫ. Даже едва ощутимый удар рукой в качестве наказания может поколебать это чувство доверия. Существует лишь ОДНО исключение, когда вы берете собаку за шиворот, что, однако, воспринимается ею совсем по другому, чем любое наказание рукой. Так наказывает щенков их мать. Боящаяся руки собака, которую лишь с трудом можно взять на поводок, — это достойный осуждения пример неправильного обращения с ней.

Палку и плетку нельзя использовать для обучения собаки.

После того, как вы узнаете, какой чуткой и послушной может быть ваша собака, вы поймете, что эти варварские средства для вас просто неприемлемы. «Забитая», запуганная, недоверчивая собака — это уже не друг человека, а нечто совсем противоположное. Плетью наказываются лишь служебные собаки (иногда такое наказание даже необходимо), когда они откровенно игнорируют понятные команды.

Для наказания собаки используйте тонкий прутик или сложенную газету.

Прутик, который можно срезать во время прогулки, служит больше для острастки, чем для наказания. В то же время для собаки очень неприятен сильный удар сложенной в несколько раз или свернутой в трубку газетой, главным образом из-за производимого шума.

Ни в коем случае нельзя бить собаку ногами.

У наших ног собака обычно ищет защиту. Она должна относиться к ним с таким же доверием, как и к нашим рукам. Собака, опасающаяся пинка, лишь неохотно будет выполнять команду«Ко мне!». Кроме всего прочего не следует забывать о том, что удар тяжелым ботинком или сапогом может нанести ей травму.

Иногда для воспитания собаки можно успешно использовать холодный душ.

Вне дома можно использовать для этих целей полведра воды.

Дома чаще всего достаточно плеснуть из стакана. Главное, чтобы собака поняла взаимосвязь этого душа с поступком.

Серьезным наказанием для собаки будет, если вы возьмете ее за загривок и сильно встряхнете.

Еще будучи щенком, собака усваивает, что эта хватка означает нечто серьезное. Обычно так мать приучает щенка к послушанию. Если собаку крепко взять за загривок, она не может защищаться ни клыками, ни лапами. Разумеется, что при этом наказании пес должен быть на поводке. Однако любое другое наказание, произведенное непосредственно вашей рукой, будет серьезной ошибкой. Лучше избегать этого или делать очень осторожно, так как у некоторых пород собак, особенно у щенков, шкура на загривке в результате такого приема может быть повреждена.

Если вы наказываете вашу собаку, то члены семьи или другие присутствующие при этом должны воздержаться от каких-либо высказываний.

Дети очень хорошо понимают, когда во время головомойки их мама или тетя своими репликами смягчает наказание, а иногда высказывают прямо противоположное мнение. Собака также чувствует это и сразу же пытается найти путь к сопротивления, что ослабляет или даже совсем подрывает положение хозяина как вожака стаи.

Если вы наказываете собаку, например, в квартире берете ее за поводок, запираете ее, сажаете на цепь, не ведете на прогулку, то все это имеет смысл лишь в том случае, когда собака может установить причинную взаимосвязь со своим непослушанием.

Часто бывает трудно установить, действительно ли поняла собака эту взаимосвязь. Если этого не произошло, то пес воспринимает ваши действия не как наказание, а как непонятное для него ограничение. Кто очень хорошо знает свою собаку, чувствует по ее поведению, считает ли она наказание справедливым.

Если вы хотите поощрить вашу собаку к освоению трудного задания, то в нужный момент помимо похвалы дайте ей вкусный кусочек.

«Нужный момент» наступает не тогда, когда собака уже полностью выполнила задание, а когда начала его правильно выполнять. Каждый, пусть небольшой успех должен сопровождаться маленьким вкусным кусочком. Когда же цель достигнута, пес получает кусочек побольше. Для этого применяется мясо, печенка, кусочек сахара или сладкого печенья. Такое лакомство должно использоваться только в качестве поощрения за выполнение особых заданий и не должно стать чем-то обычным.

Лакомые кусочки в качестве поощрения должен давать только тот, кто ведет занятие с собакой. Дети, наблюдающие за тем, как хозяин дома занимается с собакой, очень любят в самый неподходящий момент угостить «песика» вкусным кусочком, чтобы завоевать его любовь, которая, как известно, приходит через желудок. Собака очень быстро замечает, когда и от кого получает самые большие и вкусные куски. В таком случае кусочки как стимул к выполнению заданий уже теряют смысл.

 

Наш опрос
Какие подарки Вы хотите получить на монопородной выставке?
Всего ответов: 208

Мини-чат
200

Кинология

кинология


Бульмастиф Уран и Ундина



Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0