Бульмастифы РОССИИ - Дрессировка отечественных волкодавов. (страница 2)
 
Форма входа

Создать бесплатный сайт с uCoz
Поиск


Календарь
«  Декабрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

«СОБАКОЛЮДИ» ИЛИ «ЧЕЛОВЕКОПСЫ»?

 

Русская православная церковь считает, что собаке не место в доме. Мусульмане считают собаку грязны животным. О чем это свидетельствует? Неужели люди в компетенции которых находятся человеческие души, не понимают, как собаки эти самые души лечат? Вероятно, консерватизм, помноженный на чисто человеческий эгоцентризм.

Да и Церковь ведь тоже могла ошибаться, верной Иначе не извинялся бы Папа Римский перед народами за преступления Католической церкви перед ними.. Наверное, в этом вопросе у каждого своя правда. Д так и должно быть.

Но коль уж вы приняли решение завести собаку, то для вас наступило время действовать, а не философствовать. За исключением тех случаев, когда вы решили просто посадить собаку «на цепку». Здесь ваши мозги напряжения не испытают и будут себе сладко дремать и дальше.

Если же вы хотите жить вместе с волкодавом, то вам предстоит сложный и увлекательнейший процесс соотнесения человеческого и собачьего «законодательств» и обеспечения их бесконфликтного сосуществования.

Задача, доложу я вам, еще та! Но вы ведь сами этого захотели, верно?

Мне кажется, что по своему отношению к собаке все люди делятся на четыре категории, то есть на тех кто:

1) не любит собак и не живет вместе с ними;

2) не любит собак, но живет с ними (нужны в хозяйстве);

3) любит собак, но не живет вместе с ними (нет возможности);

4) любит собак и живет вместе с ними (активные или собачники).

Выразив свое понимание позиции первых (уважая их как противников – членов другой «стаи»), свое презрение – вторым и сочувствие – третьим, я подробно коснусь только четвертых. Именно они являются нашими с вами «состайниками».

Вот они-то, собачники, как раз и делятся на «собаколюдей» и «человекопсов». Не подумайте, что это просто «фигура речи». При похожести названий эти группы собаководов исповедуют принципиально различные этологические подходы в построении своих взаимоотношений с собственной (да и с чужой тоже!) собакой.

«Собаколюди» пытаются понять собаку. Для этого, прочитав всю доступную им литературу, они стараются в каждой сложной ситуации поставить себя на место собаки, сами становятся как бы «немного собакой».

«Человекопсы» просто боготворят собаку; они стараются понять ее, перенося на нее свои сугубо человеческие понятия, мотивы и оценки. И действительно, собаку легче понять, если убедить себя в том, что она точно такая же, как ты сам. Для этого ни читать, ни думать особо не надо.

Нужно ли говорить, что мне верной представляется позиция «собаколюдей»? Более того, я очень надеюсь, что сам принадлежу именно к ним. Я уверен – с кавказцами и азиатами нормально жить могут только они...

Боюсь, что позиция «человекопсов» изначально запрограммирована на ошибки, могущие привести к серьезным последствиям. Хотя их отношение к своим любимцам мне очень понятно и, конечно, вызывает, чисто по-человечески, уважение.

Позволю себе привести лишь несколько наиболее характерных примеров.

Мой клиент, человек с университетским образованием, абсолютно серьезно поведал мне следующую историю.

Как-то раз они с друзьями поехали отдохнуть на один из днепровских островов, прихватив с собой несколько ящиков баночного пива и мяса для шашлыка. Уже приехав на место, они увидели, что случайно забыли в машине шампуры, и значит, кому-то придется на лодке за ними возвращаться. Ехать вы пал жребий хозяину лайки, он и поехал.

Но друзья его не дождались – принялись за пиво намного раньше. Одним словом, когда хозяин лайки вернулся, пиво уже закончилось. Несдержанные друзья стали извиняться (получи лось действительно некрасиво), и здесь из кустов вышла лайка, причем в зубах она держала... правильно – банку пива! На мое замечание: «Хорошая байка!» – рассказчик обиделся. Он искре» не верил в правдивость этой истории, и никакие доводы и аргументы не могли убедить его в обратном.

Выходит так, что лайка как минимум:

1) знакома с арифметикой;

2) обладает даром предвидения (знает, что хозяин вернется настолько поздно, что пива ему не хватит);

3) беспокоится о здоровье хозяина (прячет всей лишь одну банку) и т.д.

Способны ли собаки на такие действия? Конечно нет. Это всего лишь пример того, как человек перенес свои черты на собаку. На самом деле собаке эта ситуация видится просто: никто из членов стаи от пищи-добычи не уходит. Да и может ли в глазах собаки жестянка с пивом являться пищей-добычей?

Второй случай уже не так безобиден и очень четко иллюстрирует подход к проблеме взаимоотношений с собакой «человекопсами».

1993 год, дрессировочная площадка «Республиканский стадион» в Киеве. Среди участников группы – очень крупный кобель, ротвейлер двух лет отроду, и его хозяйка, 40-летняя ж< шина с очень тихим голосом и не очень хорошим зрением.

К сожалению, изменить стиль их общения так и не удалось, что закончилось для хозяйки сломанным предплечьем (вследствие укуса).

А стиль был следующий.

Хозяйка (тихим голосом): Сядь.

Ротвейлер недовольно «рыкает».

Хозяйка (так же): Ну сядь, что тебе стоит.

Ротвейлер рычит.

Хозяйка (не изменяя интонации и тембра): Ну посмотри, все собачки уже давно сели, а ты... Не стыдно тебе? Ну сядь, сядь. Ну что тебе стоит, а? А я тебе дома колбаски дам. Ну, смотри, какие все собачки послушные, один ты не хочешь слушаться. (И дальше все в таком же духе.)

Вероятно, хозяйка была искренне убеждена, что ее уговоры собака понимает дословно. Рывок поводком или подзатыльник она считала по меньшей мере садизмом, а строгий ошейник – орудием пыток, доставшимся нам от инквизиции. Ротвейлер же вел себя именно так, как и должен был себя вести.

Задайте себе вопрос – правильно ли это? Если это демонстрация самому себе собственной доброты, то просто преступно по отношению к собаке.

Иногда начинающих собаководов вводит в заблуждение стиль общения «собаколюдей» со своими собаками. Да, взрослая собака понимает своего вожака с полуслова и полувзгляда. Как правило, произносится (негромко и спокойно) только кличка собаки. Новичков это впечатляет. Но дело тут вовсе не в том, что собака воспринимает вербальное значение обращенных к ней слов. Просто ее отношения с вожаком были построены на доступных и привычных ей Законах стаи, а проведенные вместе годы научили по мимике, жестам и тону вожака (иногда подкрепляемых незаметным жестом) «угадывать», что именно требует он в том или ином случае. Оговорюсь сразу – исключительно в спокойной обстановке; при возникновении экстремальных ситуаций стиль общения мгновенно меняется.

«Помогают» прийти к «человекопсовству» и всяческие кинофильмы и телепередачи. Здесь человек обычный монтаж принимает за чистую монету, в другом случае – непрофессионализм ведущих, не видящих примитивное трюкачество, но ищущих сенсацию, приводит к обману (иногда– невольно, иногда – умышленно).

В 2000 году в программе «Ноев Ковчег плывет» был показан сюжет следующего содержания: дворняжка (владелец назвал ее «боксером финских линий») умела совершать арифметические действия любой сложности. Например, «в уме» извлекала квадратный корень. Ведущая испытывала просто мистический ужас пополам с восторгом, неискушенный зритель был потрясен. Это и понятно – для части аудитории слова «квадратный корень» мгновенно поставили программу на уровень научных, а тут еще собачка отвечала на вопросы, на которые сам зритель затруднялся ответить даже при наличии калькулятора.

И рождается «Великая Загадка»!

На самом же деле любой дрессировщик научит этому трюку подходящую собаку минут за 20–30, был бы темперамент да (как следствие) желание «тявкать». Например, хозяин прикрывает на мгновение веки, и собачка начинает лаять, а прекратить лай может только повторное прикрытие век или полное физическое истощение собаки. Вот и весь фокус. Главное тут – самому знать ответ да со счета не сбиться. Причем это всего лишь один из вариантов.

Точно так же можно научить добрых до идиотизма собак кусать человека, привязывая к любой части тела любимую игрушку, а затем прикрывать ее одеждой. Да мало ли! Лично меня больше всего поразил рассказ одного собачника, всерьез утверждавшего, что собаку его знакомого научили бросаться на человека... по фотографии! Надеюсь, комментарии здесь излишни.

Итак, резюме. Если вы любите собаку–не очеловечивайте ее сверх меры. Здоровая доля антропоморфизма, конечно, не повредит (особенно в случае болезни собаки), но палку перегибать нельзя!

Иначе окажетесь в числе «человекопсов». А они – прекрасные люди, но плохие собаководы.

Ваша цель – «собаколюди».

 

 

ВЫ СОЗДАЕТЕ «СЕМЬЮ-СТАЮ»

 

Итак, несмотря ни на что, вы решили стать собачником. Причем не просто собачником, а кавказистом или азиатчиком. Поздравляю. В вашей жизни начинается совершенно новый этап. Казавшиеся еще недавно незыблемыми истины будут наверняка пересмотрены, укоренившиеся привычки изменятся. Если, конечно, вы не собираетесь просто посадить собаку на цепь или попросту не замечать ее, выводя на 10 минут на «прогулку» дважды в день.

Вам предстоит интереснейшая задача – адаптировать в семье представителя совершенно иного вида, который склонен считать себя таким же, как вы, и, стало быть, распространяющий на вас свои Законы. Вы же неизбежно будете применять к нему свои. Вот вам и повод для конфликта.

Моя задача – помочь вам в решении этой проблемы, насколько это возможно, ведь очень скоро вы поймете, что никакие книги и советы не смогут полностью заменить опыта и умений, которые придут к вам лишь с течением времени.

Но от самых основных ошибок попробуем подстраховаться. Некоторые моменты я уже упомянул:

1) с небольшими оговорками, но иерархическая структура в вашей «семье-стае» будет линейной, и недооценивать это обстоятельство никак нельзя;

2) ваше единственно возможное место в этой «семье-стае» – место вожака, оберегающего беспрекословное подчинение «Закону стаи»;

3) было бы ошибкой встать на позиции «человекопсов», как бы морально привлекательно они ни выглядели.

Теперь давайте попробуем представить себе, кем же считают нас наши собаки. Этот вопрос не так прост, как может показаться. Более того, боюсь, современная наука этология однозначно на этот вопрос ответить не может. Принципиально существуют всего лишь две возможности: собаки могут считать нас собаками или кем-то другим.

Могут ли собаки отождествлять нас с собой? В чем-то, безусловно, да. Но все же остаются очень серьезные аргументы, не позволяющие считать это утверждение истинным.

Могут ли собаки не замечать наших с ними различий, ведь мы иначе двигаемся (собак настоящих они ведь выделяют визуально сразу же!), не метим территорию, не едим вместе с ними их пищу, уступаем им половых партнеров (несмотря на то, что являемся в большинстве случаев вожаками)? Со сменой времени года наш внешний вид странным образом изменяется.

Почему, в конце концов, кобели никогда не воспринимают женщин даже как гипотетических половых партнеров?

Есть и более тонкие наблюдения. Те же кавказские овчарки в собачьих поединках никогда не стремятся (по указанным в начале книги причинам) убить или покалечить противника, но на человека это правило не распространяется. Иными словами, для кавказской овчарки чужой человек – враг, которого можно убивать, то есть он не является собакой (представителем того же вида, что и кавказец). Любопытно, не правда ли?

Но факт отсутствия другой стаи, применение к нам, людям, собачьих «понятий» (перемечание деревьев после хозяина, вылизывание лица и т.д.) свидетельствуют о том, что все-таки в чем-то мы – собаки для наших любимцев. Получается, что мы с вами, дорогие читатели, собаки, но какие-то странные, не совсем обычные в собачьем восприятии. Это, кстати говоря, осложняет для нас решение задачи – занять место вожака. И здесь нам необходимо использовать свою необычность, то есть убедить кавказскую овчарку в своей исключительности, что ли, не дать понять нашу (с точки зрения собаки) ущербность.

Запомните! Ущербный, неполноценный по собачьем законам не может быть вожаком! Это аксиома.

 

 

ИНФАНТИЛИЗМ КАК РЕГУЛЯТОР ОТНОШЕНИЙ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ОВЧАРОК В СТАЕ

 

Инфантилизм – «затянувшееся детство» – привычно воспринимается нами как нечто отрицательное. И действительно, в отношении представителей вида «человек разумный» это утверждение вполне справедливо: такой человек в обществе несуразен, а иногда и опасен. Искаженное восприятие действительности, полнейшее отсутствие чувства ответственности, неспособность отвечал за свои поступки – таковы основные характеристики человеческого инфантилизма.

Однако с представителями вида «собака домашняя» лишенных моральных и этических оценок, свойственных людям, и движимых исключительно целесообразностью и необходимостью тех или иных форм поведения, подобная категоричность в оценке будет ошибочна.

Наблюдение за кавказскими и азиатскими овчарками, живущими в семьях и содержащимися в питомниках, позволили автору сделать некоторые выводы которые, надеюсь, могут показаться любопытными владельцам собак этих пород. Замечу сразу, что не следует путать инфантилизм и ошибочное восприятие человеком кавказской овчарки и ее поведения по причине размеров и «свирепости».

Во втором случае речь идет о том, что, введенный заблуждение физическими возможностями 8–10-месячного кавказца, даже сам владелец иногда склонен вое принимать такого щенка более взрослым, чем он есть на самом деле, а его поведение (соответствующее его развитию, то есть абсолютно нормальное!) характеризовать как инфантильное.

Общеизвестно, что среднеазиатские (САО) и кавказские (КО) овчарки – собаки позднего развития имеющие значительную (по сравнению с другими по родами) продолжительность жизни. До трехлетнего возраста большая часть поголовья этих овчарок в той ил1 иной степени сохраняет в своем поведении «щенячесть», завершая психическое формирование (взрослея) к трех четырехлетнему возрасту.

Нас же интересуют проявление инфантилизма у взрослых особей волкодавов, как способа построения внутристайных отношений, и практическая польза, которую мы можем извлечь, поняв этот механизм.

Кому не известно утверждение о том, что «собаки до самой смерти остаются детьми»? И хотя подтверждается оно лишь частично, люди склонны к обобщениям и в силу этого обстоятельства распространяют его на всех без исключения собак. На самом же деле все сложнее. А нас интересуют те случаи, когда КО/САО прибегают к такой своеобразной мимикрии.

Приведем несколько примеров.

Взрослый кобель кавказской овчарки находится в окружении щенков. Невозможно без улыбки наблюдать за его поведением: сама серьезность, солидность, «взрослость» и легкое недовольство теми неудобствами, которые создают щенки. Но вот появляется вожак-хозяин. Охарактеризовать происшедшую перемену можно очень просто – одним щенком стало больше.

Очевиднее такая перемена в ситуации, когда кавказец выполняет охранные функции («работает с чужим»), а затем неожиданно появляется вожак-хозяин. Переход от дикой злобы к безудержной радости мгновенен. Но это не просто радость! Поведение в это мгновение утрированно инфантильно: взрослый кобель валится на спину, подставляя живот, или тыкается головой в вожака, совершая корпусом и хвостом движения с максимальной амплитудой.

Еще более показательный пример-реакция на воздействие со стороны вожака. Взрослый кобель, способный молча переносить ужасную боль во время поединка с человеком или теста с соплеменником. может «вскрикнуть», если хозяин-вожак нечаянно наступит ему на лапу или накажет, слегка хлопнув ладонью по крупу.

Есть ли какое-то несоответствие, или даже ненормальность, в таком поведении кобеля кавказской овчарки? Конечно, нет! Скорее наоборот. Известный московский специалист Александр Власенко отмечал «повышенные» театральные способности азиатских и кавказских овчарок, совершенно (на мой взгляд) справедливо объясняя их сильнейшим фактором – необходимостью выжить в стае.

Действительно, щенок или подросток, не владеющий необходимым языком – не умеющий быстро и максимально понятно продемонстрировать свое подчинение, – обречен. Взрослые, сильные, стоящие выше на иерархической лестнице кобели будут увеличивать давление на него до тех пор, пока он не согласится со своим поражением. Иными словами, выживет он вряд ли...

Замечена и еще одна особенность КО – они почти никогда не лижут владельца в лицо, а лишь тыкаются носом. Вероятно, это объясняется тем, что взрослой собаке «неудобно» проявлять свои чувства таким щенячьим способом. Общеизвестно, что такое вылизывание |лица означает всего лишь просьбу поделиться съеденной пищей: обычная стимуляция отрыгивания части добычи и, таким образом, подкормка легкоусвояемой пищей щенка.

Но, как видим, в случае с болевыми воздействиями со стороны вожака и при исполнении ритуала приветствия взрослые кобели не ограничивают себя в проявлении щенячьих черт поведения, то есть демонстрируют инфантильность во взаимоотношениях с вожаком-хозяином.

Как следует относиться к этим проявлениям? Очевидно, приветствовать. Во всяком случае проявление инфантилизма по отношению к вожаку – начинающему собаководу – может служить гарантией его безопасности, что, согласитесь, немаловажно. Инфантилизм по отношению к членам стаи свидетельствует всего лишь о том, что собака безропотно занимает подчиненное место в стае, а не о слабости нервной системы или излишней жестокости владельца.

К сожалению, иногда приходится сталкиваться с прямо противоположным вариантом поведения: тиран в семье при столкновении с первым же противником (не важно – человеком или собакой) всячески подчеркивает свое подчиненное положение – вплоть до непроизвольного опорожнения мочевого пузыря. Слава Богу, такой стиль поведения кавказским овчаркам не присущ.

Однако порой встречаются ситуации, когда неопытные собаководы понять поведения своей собаки не могут. Рассмотрим один наиболее показательный пример.

Владелец собаки подвергается нападению уличного хулигана. Для решения этого конфликта со стороны собаки требуется всего-навсего рыкнуть, но она просто стоит и никак не реагирует на происходящее! Было бы понятно, если бы собака испугалась, но этого нет и в помине! Собака стоит безучастно – и все...

Владелец в недоумении, а между тем все достаточно просто: мы имеем в данном случае проявление инфантилизма как следствие «неправильного» контакта с КО. Часто это излишне авторитарный способ общения со своей собакой – она теперь просто не смеет предпринимать что-то в присутствии вожака. В подобной ситуации собака подчас считает себя щенком, и тогда подавайте сколько угодно команд на поражение – вероятнее всего, КО их проигнорирует.

Мне могут возразить, что все дело тут в чужой территории, дескать, собаки пород КО и САО слишком территориальны.

Я убежден, что это неверно и слишком надуманно. Готов согласиться, что если человек ведет себя индифферентно, то на «чужой» территории КО и САО будет вести себя спокойно.

Но не в случае, когда владельцу угрожает опасность! Иначе мы вынуждены будем признать, что отары овец на Кавказе выпасаются исключительно возле жилища чабана.

 

Какие же выводы можно сделать из всего вышесказанного?

 

1. Проявление инфантилизма со стороны КО и САО (особенно кобелей) по отношению к владельцу свидетельствует всего лишь о том, что последний занял в «стае» место вожака. Эти проявления свидетельствуют также о том, что собака не будет претендовать на главенство в стае, а значит, конфликты исключены.

2. Излишне авторитарный способ общения с КО и САО, подавляющий ее инициативу и лишающий ее самостоятельности, гасит в собаке ее врожденные охранно-защитные склонности. В результате собака может вести себя неадекватно в экстремальных ситуациях.

3. Чувство меры, справедливость во взаимоотношениях, умение дозировать предъявляемые к собаке требования и применяемое наказание вместе с пониманием того, что именно движет собакой в той или иной ситуации, позволяют воспитать из КО и САО надежного охранника и настоящего «состайника».

Теперь, помня об основных принципах построения стаи, давайте поближе познакомимся с теми, с кем вам нужно будет ее создавать, – с уникальными собаками, имя которым кавказские и азиатские овчарки.

 

 

Глава 2

КАВКАЗСКАЯ И СРЕДНЕАЗИАТСКАЯ ОВЧАРКИ: ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ХАРАКТЕРИСТИКИ

 

КАВКАЗСКАЯ ОВЧАРКА

ПРОИСХОЖДЕНИЕ

 

Познакомившись с основными теориями происхождения собак, мы можем попытаться проследить пути возникновения одной породы – кавказских чабанских собак, или волкодавов, получивших официальное название «овчарок».

Единственным оправданным гипотетическим предком кавказского волкодава может быть тибетский дог, которого нельзя ни в коем случае путать с современным, так называемым «тибетским мастифом» – английской «реконструкцией» древней собаки. Дело в том, что любая реконструкция (воссоздание), какой бы научной она ни была, всегда будет гипотетической. Поэтому, отдавая дань уважения английским селекционерам, заметим, что в этом случае любые аналогии неуместны.

Подарок китайскому императору – травильный тибетский дог – упоминается еще в 1121 г. до н.э. Эти собаки, претерпевая закономерные, но не принципиальные изменения, через некоторое время распространились в Монголии и других азиатских регионах. Древние пастушьи и одновременно охранные собаки оказались в Греции и Риме, оттуда вместе с войсками и торговыми караванами распространились по всему европейскому континенту. Вероятно, в этой миграции особую роль играл Дербентский проход, находящийся на территории современного Дагестана.

С этого момента и начинается история кавказского волкодава, следовательно, порода насчитывает никак не меньше двух с половиной тысячелетий.

Исторические, социальные и географические особенности этого региона, являющегося своеобразным евразийским перекрестком, формируют уникальную породу собак, оптимально видоизмененную и приспособленную к местным условиям, в последствии получившую название «кавказская овчарка».

Здесь и разошлись пути наших кавказцев и азиатов. Они оказались в роли родных братьев, которых разлучили, а затем вырастили и воспитали в разных условиях.

Сам по себе Кавказ – регион очень сложный и интересный. Он никогда не был изолирован так, как азиатские территории, но был разобщен и изолирован, если можно так выразиться, внутри себя. В изолированных высокогорных районах и селениях очень ценились чуткие, агрессивные, мощные охранно-защитные собаки, выполняющие и функции пастухов – сторожей стад. Ведь скотоводство (прежде всего овцеводство) и по сей день имеет большое значение на Кавказе. Таким образом, сохраняя необходимые физические параметры, эти собаки ориентировались на двух главных врагов – волка, как самого распространенного хищника, и пришлого человека – чужака. Точно такие же собаки нужны были ив городах-государствах, городах-крепостях, самым известным из которых является Урарту. Так и появилась основная психическая характеристика кавказских волкодавов – злобность и нелюбовь к чужакам как некая этологическая общность. С тех пор и возникла совершенно уникальная «философия» этих собак – деление мира не по принципу «хороший– плохой», а по принципу «свой (хороший) – чужой (плохой)», сделавшая их непревзойденными охранниками, не имеющими аналогов в мировой кинологии.

Во время длительных переходов со стадами кавказцы оставались предельно изолированными, общаясь лишь с чабаном-вожаком. Вероятно, именно в этом обстоятельстве следует искать корни беспрецедентной верности кавказцев, и поныне пользующихся заслуженной репутацией «собак одного хозяина». Занимаясь по роду своей деятельности обучением собак на домашнем пансионе, когда она живет у дрессировщика, я могу засвидетельствовать: только эти собаки действительно тяжело переживают самую кратковременную разлуку с хозяином, каким бы «плохим» он ни был! Даже азиат воспринимает это обстоятельство спокойнее. По этой причине я, как и многие мои единомышленники, отказался от практики пансионов для КО, исключением могут быть лишь «питомниковские» собаки, фактически не имеющие хозяина.

В то же время климатические условия делали кавказцев допустимо вариабельными, что закреплялось изолированностью селений вплоть до середины XX века. Так появились типы кавказских овчарок, исчезнувшие с развитием транспорта и коммуникаций. Нам же природа продемонстрировала прекрасный пример того, как тесный инбридинг в сочетании с жесточайшим естественным отбором и работой может дать гениальный результат, воспроизвести который в современных условиях не представляется возможным.

Возникновению различий внутри породы способствовали различия климатические, мы уже упоминали об этом. Как же это происходило на практике? Согласно законам – не более того. В условиях высокогорья воздух более разрежен, чем на равнинах. Следовательно, чтобы обогатить кислородом организм, необходимо было максимально увеличить объем легких и, стало быть, объем грудной клетки. В то же время основное требование горных троп к живому организму – устойчивость. Отсюда более короткие рычаги передних и задних конечностей. В свою очередь, холодный горный воздух провоцировал собаку хорошо «одеваться». Наверное, так и сформировался тип горных кавказцев: очень мощные, приземистые, коренастые, длинношерстные собаки, смотрящиеся чуть растянутыми.

В предгорьях необходимости в такой адаптации не было, но высоконогость строго регламентировалась возможностью вести поединок с волком. Появлялись собаки более компактные и стройные, с несколько укороченным шерстным покровом.

Хочется сразу оговориться: не следует современных нетипичных собак оправдывать так называемым «степным» типом – плохое разведение не может иметь оправдания! Узкогрудых, вздернутых на ногах, «голых», прилобистых с вздернутыми носами («дельфинов») необходимо исключать из разведения, продолжая любить как членов «стаи-семьи».

Среда, в которой происходило формирование породы, создала в лице кавказца пре любопытнейший этологический феномен. Условия тяжелейших суточных переходов за овцами выработали у этих собак своеобразный режим «экономии энергии». Суровая жизнь и не слишком обильное питание вынудили кавказца любую остановку использовать для отдыха.

Современные КО свято соблюдают этот закон: до определенного момента при любом содержании они неторопливы, не любят суеты и беготни (вспомните характерные для кавказского волкодава аллюры!), предпочитают полежать в максимально выгодном положении. Кстати говоря, это делает их очень удобными при квартирном содержании (заметим – не лучшем для КО), поскольку эти огромные собаки практически не заметны на самой ограниченной жилплощади.

И здесь природа преподносит человеку еще один, весьма болезненный для его самолюбия урок – ей удается создать большую собаку, которая мало ест и пьет, в характере которой удивительным образом сочетаются черты поведения сенбернара и добермана! Я имею в виду легендарный взрывной характер волкодавов, умеющих из лежачего положения (максимальная расслабленность) провести молниеносную атаку, смертоносную для врага, даже не успевшего ее проследить, с мгновенным переходом в состояние полного спокойствия! Что же это, как не предельная уравновешенность протекания нервных процессов?

Наш опрос
Какие подарки Вы хотите получить на монопородной выставке?
Всего ответов: 208

Мини-чат
200

Кинология

кинология


Бульмастиф Уран и Ундина



Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0