Бульмастифы РОССИИ - Дрессировка отечественных волкодавов. (страница 7)
 
Форма входа

Создать бесплатный сайт с uCoz
Поиск


Календарь
«  Декабрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

РАЗМЫШЛЕНИЯ О ХВАТКЕ

 

На мой взгляд, способ проведения хватки является одной из основных характеристик охранной собаки.

Большинство проблем, возникающих в ходе подготовки такой собаки, имеет прямое отношение к хватке: слабая тактика ведения поединка, атака подставленных предметов, невозможность быстрой нейтрализации противника.

Для меня способ хватки является даже более важной характеристикой, чем место первой хватки.

Неслучайно в отечественной литературе вплоть до 80-х годов рассматривались три вида хватки:

1) слабая;

2) крепкая;

3) «мертвая».

Причем «мертвая» хватка считалась порочной. Давайте попробуем детально разобраться в этом вопросе.

Рассмотрим самый рядовой случай. Хозяин подвергся нападению и собака атакует противника. Атакует в предплечье, проводя «мертвую» хватку. Если соперник – человек неподготовленный, он, вероятнее всего, окажется в состоянии болевого шока, и останется решить лишь одну проблему – снять собаку. Однако то же самое произойдет и в случае крепкой, а иногда – слабой хватки. Когда атака направлена в верхнюю часть туловища и в лицо, то если человек легко одет (летняя одежда), результат будет даже слишком «кровавым». Единственный нюанс заключается в массе собаки, поскольку в принципе от высокого броска легкой собаки можно уклониться.

Но все значительно усложняется, если человек одет в зимнюю куртку и мало-мальски готов к встрече с собакой. В этом случае первая атака наверняка будет малоэффективной, за исключением варианта, когда противник сбит с ног первым же броском. Но много ли пользы будет от «убийства» куртки «мертвой» хваткой? Ну а если человек в свободной руке держит палку или нож? Исход схватки в этом случае предсказать легко...

Пример. Обезопасив одну руку, «злоумышленник» отдает ее собаке, а другой наносит смертельный удар. Даже в случае акцентирования места атаки на лице или пахе у противника есть возможность закрыться рукой.

В школе охранных собак «Арес» принята следующая условная классификация хваток.

1. «Крепкая – ротвейлер».

Основное усилие направлено на сдавливание. В случае необходимости собака способна осуществить перехват или уйти от удара.

2. «Крепкая – кавказец».

Основное усилие направлено на рывок, то есть «на отрыв». В сочетании с достаточной массой собаки эта хватка является самой эффективной.

3–4. «Слабая – ротвейлер», «слабая – кавказец».

5. «Мертвая – бультерьер». Эффективна лишь в отдельных случаях. Особо следует отметить тот вариант, когда «мертвую» хватку проводит массивная собака. В двух случаях она оказывается очень эффективной:

1) если собака сбивает противника с ног и «намертво» его держит, не ослабляя хватку. Этот случай мы уже рассматривали выше;

2) собака обучена особому приему – так называемое «раскручивание за спину». Осуществив хватку (например, в руку), собака все время уходит за спину противника, как бы раскручивая его. Результатом этого, как правило, является падение противника на спину.

Таким образом, для охранника предпочтительной является высокая атака с мощным ударом клыками и грудью (с применением боевого ошейника) и активной «трепкой», дающей возможность мгновенного перехвата или уклонения от ответной атаки.

Говоря о своеобразии «работы зубами», необходимо отметить ряд тенденций и нюансов, которые будут интересны читателю. Проанализировав их, можно прийти к любопытным выводам. Судите сами.

 

 

ХВАТКА

 

Под «хваткой» принято понимать применение собакой зубов в борьбе с противником или жертвой, характеризующееся двумя позициями: силой сжатия челюстей и продолжительностью.

Приняв это определение, мы приходим к принципиальному разграничению хватки и собственно «укуса», который характеризуется силой удара клыками (при этом «глубина захвата» во внимание не берется) и силой рывка головой (откусывание).

В природе хищники семейства псовых демонстрируют и укус, и хватку. Давайте попробуем разобраться, с какой целью. Хватка применяется для:

1) удушения противника или жертвы с целью его убийства или обессиливания (наносится в горло);

2) обездвиживания (передние и задние конечности, холка, спина, реже – морда или голова, если позволяют размеры противника);

3) задержания добычи (до подхода охотника);

4) убийства мелкой добычи – «хватка-встряхивание». Необходимость хватки продиктована стремлением оторвать жертву от земли.

Укус применяется для:

1) убийства (яремная вена и пах);

2) обездвиживания (конечности и сухожилия);

3) обессиливания (обескровливания путем нанесения многочисленных укусов в любые части тела);

4) задержания слишком опасного врага.

 

И хватка и укус имеют определенные недостатки. Рассмотрим их.

 

ХВАТКА:

1) ограничение подвижности (мобильности) собаки, осуществившей хватку, – фиксация головы;

2) обесценивание хватки при неточном входе или наличии защиты у противника (подвес, подшерсток, снаряжение, зимняя одежда и т.д.); завышенная ценность первой атаки;

3) ограничение величиной (размерами) участка тела противника, который нужно захватить, – узость применения.

 

УКУС:

1) гипотетическая подвижность противника;

2) обесценивание повторных атак в защищенные участки (зимняя одежда).

Но в то же время у укуса есть ряд положительных «моментов»:

1) полная свобода в выборе места как первой, так и любой последующей атаки;

2) непредсказуемость хода схватки для любого врага (человека или зверя);

3) повышение боеспособности собаки, а именно увеличение ее защитного (оборонного) потенциала за счет сохранения мобильности;

4) если физические данные противника (масса) позволяют обездвижить его, сбив с ног и прижав к земле, то главное «оружие» (зубы) остается свободным, исполняя роль своеобразного последнего выигрышного «козыря».

Теперь давайте от теории перейдем к практике и рассмотрим поведение собак в наиболее драматических и реальных ситуациях – во время охоты, в том числе на крупного зверя, когда «жертва» является в то же время и смертельно опасным врагом.

 

 

Когда и почему собаки применяют хватку и укус?

 

1. Охота на мелкого зверя.

Применяется (с одинаковой эффективностью) и хватка, и укус.

2. Охота на кабана.

Противник крайне серьезен, но ограничен в «вооружении» (только клыки). Здесь мы уже видим две основные линии поведения (или-или), условно обозначенные нами как:

1. «бультерьер»: хватка на удержание в рыло с целью нейтрализации клыков;

2. «лайка»: укус-уход (уворачивание) – укус за счет преимущества в стремительности и ловкости.

Заметим попутно, что в первом варианте отмечается более высокий уровень смертности собак.

3. Поединок с волком.

Стиль работы волкодава уже один: укусы наносятся в горло (цель – яремная вена, разорвать которую легче именно рывком) и пах как наиболее уязвимые места противников.

Здесь мы уже можем видеть и стремление сломать задние лапы, и придавливание врага собственным весом с последующим нанесением смертельных укусов. Ни удержание, ни встряхивание уже не применяются.

Единственная оговорка – применяемое иногда «удушение».

Любопытно, что так же работают борзые, только множественные укусы наносятся не одной собакой, а стаей: сколько собак, столько и укусов. Так решается проблема безопасности, поскольку одна борзая противостоять волку не в силах.

4. Поединок с медведем.

Противник слишком силен, и оружие его весьма разнообразно: зубы, когти и колоссальная физическая сила. Работа «на удержание» ведет к мгновенной гибели – все решает первый же удар лапой. Вспомним собак-»прилипал» – самых обреченных из собачьего племени, их участь общеизвестна. В таком поединке приемлема только «тактика лайки», что и подтверждает практика.

Если рассматривать человека как вероятного противника («вепря»), то его оружие подчас еще опаснее и разнообразнее и разит на расстоянии: нож, обрезок трубы увеличивают силу удара до смертельных для собаки величин.

В приведенных примерах мы видим четкую закономерность: чем опаснее противник, тем реже мы встречаем технику удержания хваткой.

Так какой же должна быть тактика атаки, противостоящей в поединке человеку? Пускай каждый решит

для себя сам – дать собаке шанс или нет. Но вывод неизбежен: укус как метод ведения поединка оказывается в реальной ситуации оружием несомненно более грозным, чем хватка. Это подтверждает самый суровый экзаменатор – природа.

Любопытные закономерности можно выявить и анализируя трансформации защитного снаряжения в контексте увлечения закреплением хватки у собак.

Чучело в человеческой одежде – человек в защитном костюме – защитный костюм с накладными валиками – дрессировочный рукав – скрытое снаряжение на предплечье. Как видим, человек в поединке с собакой остается все более «раздетым», что однозначно свидетельствует о снижении боевых возможностей собак. А это, в свою очередь, результат «хваткомании»!

Сам дрессировочный рукав тоже целенаправленно видоизменялся.

В двух приведенных последовательностях мы обнаруживаем две тенденции.

1. Трансформация дрессировочного снаряжения шла в сторону облегчения «захвата» его собакой и, таким образом, – «закрепления» хватки.

2. С усилением хватки возрастает безопасность фигуранта! Это хорошо видно на «упрощении» защитного снаряжения.

Любой практикующий дрессировщик знаком с ситуацией, когда собака ослабляет хватку. Это означает, что собака будет атаковать незащищенное место.

Мы можем наблюдать еще один весьма характерный процесс (хотя бы на примере Германии) – ужесточение требований, ограничивающих защитную работу собак:

– атака только в руку;

– предупредительное облаивание;

– обязательное отпускание по команде;

– обязательное самостоятельное отпускание.

Следующим требованием, вероятно, будет ритуал принесения глубоких извинений собакой за причиненные неудобства в связи с укусом за рукав.

Любопытный факт. Породы, отличающиеся крепкой хваткой, характеризуются малоизученными пока изменениями поведения, не свойственного представителям семейства псовых.

Пит-бультерьер отличается нарушением самого сурового закона – табу, охраняющего сук и щенков, ротвейлер почему-то слишком часто атакует... вожака-хозяина! Это ли не повод для размышлений?

Заметим также, что наименее «заводские» и одни из наиболее агрессивных и свирепых собак – кавказцы, кроме того, что не страдают ни одним из названных отклонений, еще и (как и практически все большие собаки-пастухи) славятся упорным нежеланием «работать» не только на удержание, но и в снаряжение вообще! Тем не менее спросите любого «вепря» или фигуранта, кто опаснее в работе – ротвейлер или кавказец?

В этой связи актуальна проблема использования намордника при подготовке специальных защитных собак.

Свою приверженность к такому подходу мы базируем на двух аксиомах.

Аксиома 1. Собака домашняя принадлежит к семейству собачьих, или псовых (Canidas), отряда хищных. Отсюда следует, что любая собака умеет кусать с рождения, но кусать так, как это удобно ей, а не ее хозяину. Иначе она просто калека.

Аксиома 2. Анатомически зубы псовых не предназначены для убийства.

Это объясняет поведенческие «причуды» семейства собачьих и прежде всего – «встряску» как способ убийства. Вспомним хотя бы «ритуальное убийство» сородича после включения социального табу.

Таким образом, следует утверждать, что «хватка на удержание» является плодом:

1) обучения собаки человеком;

2) селекционных усилий человека.

Учитывая все вышесказанное, мы можем утверждать, что, убедившись в умении собаки пользоваться собственными зубами (при помощи скрытого снаряжения) в реальной ситуации, можно решить проблему снаряжения использованием намордника.

 

Любое снаряжение имеет свои недостатки, а именно:

1. Дрессировочный халат и костюм:

– принципиальное искажение внешнего вида человека;

– нарушение координации;

– стереотип поведения «халатчика»;

– запах снаряжения;

– неоправданная реакция на людей в одежде, напоминающей «халат», – рабочих, рыбаков и т.д.

2. Дрессировочный рукав:

– все вышеуказанные;

– автоматическое включение торможения на людей с «одинаковыми руками»;

– собака обязуется атаковать именно ту руку, которую человек обезопасил.

3. Скрытые щитки:

– запах снаряжения;

– стереотип поведения «вепря»;

– знание собакой местонахождения щитков, приходящее с опытом (кому из дрессировщиков не знакомо стремление многих собак нанести укус мимо щитков – основную причину травм?).

4. Защитный костюм для мондьеринга:

– запах снаряжения;

– ложные ощущения при укусе;

– стоимость, нереальная для большинства дрессировщиков.

Намордник, избавляя от перечисленных недостатков, позволяет также:

– полностью раскрепоститься «вепрю», вести себя естественно;

– реально увидеть, куда атакует собака;

– научить собаку не только пользоваться зубами, но и наносить удары грудью и лапами;

– работать непосредственно в тело человека, в том числе обнаженное.

Недостатками намордника можно считать:

– необходимость приучения к наморднику, что, с другой стороны, крайне полезно;

– повышение требований к опыту инструктора и уменьшение – к «вепрю»;

– вероятное искажение определенных поведенческих нюансов, малоисследованных, объясняющихся невозможностью нанести эффективный укус.

Как видим, плюсов у этой системы больше, чем минусов. Это подтверждает и применение предложенных методик спец-подразделениями разных стран.

На наш взгляд, комбинация работы в наморднике и костюме позволяет готовить действительно реальных собак.

Реальной собакой мы считаем собаку, способную защитить хозяина или его имущество в реальной ситуации.

Реальной же ситуацией мы считаем ситуацию, лишенную подсказок собаке. Реальных ситуаций существует бесконечное множество, а подсказками мы считаем:

1) знание «вепря» владельцем собаки;

2) место или время, подсказывающее собаке возможность нападения;

3) снаряжение «вепря»;

4) поведение «вепря»;

5) надевание намордника как сигнал к работе;

6) знакомство собаки с «вепрем».

Внутреннее состояние «вепря» должно соответствовать поставленной задаче, его поведение может носить характер:

1) агрессивный;

2) скрытно-агрессивный;

3) пассивный;

4) неожиданный (пластические уловки для прекращения атаки).

Крайне важно также проверить работу собаки в ситуации, когда владелец-вожак принял позу подчинения. Итак, подведем итог. Основная цель специальной подготовки – воспитание реальной собаки. Проверить ее необходимо в реальной ситуации. Тактика собаки должна быть максимально эффективной, и одним из приемов обучения должен быть намордник.

Хватка не является основной целью обучения, в отличие от спортивной дрессировки.

 

 

ТАКТИКА ВЕДЕНИЯ БОЯ И ОХРАНЫ ТЕРРИТОРИИ

 

После того как ДОСААФ прекратил свое существование, так называемая национальная дрессировка под влиянием новых факторов стала приобретать совершенно другие, не свойственные ей ранее черты.

Прежде всего исчез единый организационный центр, «спускающий сверху» обязательные для всех нормативы, правила и требования.

Конечно, это освободило творческий потенциал дрессировщиков, но в то же время открыло дорогу всевозможным шарлатанам и дельцам от дрессировки.

Более того, для многих специалистов подобная свобода оказалась непосильным бременем. Кто-то, пользуясь отсутствием контроля, сбился на откровенный примитив («злобилки-кусалки» в самодельные гигантские рукава); другие предпочли бездумное копирование западных систем обучения и подготовки собак, даже не удосужившись разобраться в их классификации: спортивной, бытовой, развлекательной и прикладной.

В связи с этим весьма показательна судьба кавказской овчарки как одного из наиболее ярких достижений отечественной кинологии.

С этими собаками большинство дрессировщиков попали впросак: и попытки применить спортивные системы (IPO, SchH, Mondioring и др.), и работа «с прутиком и рукавом» ни к чему не привели, чего и следовало ожидать.

Основной постулат спортивной дрессировки: «игровая агрессиядобыча». Кавказскую овчарку этим не возьмешь. Этим собакам, что называется, не до игр. Их жизненный цикл прост и надежен: спокойное накопление энергии – жесткий короткий поединок – спокойное накопление энергии. Тратить попусту силы на беготню, лай и «завоевание качалки» они не будут ни при каких обстоятельствах.

Такой образ жизни, «вырабатывание всего себя» за считанные секунды схватки в случае смертоносных контактов с хищником, длился тысячелетия. И дал уникальный характер кавказской овчарки: взрывной (немыслимые сочетания вялости, граничащей с флегматичностью, когда рядом «свой» и все спокойно, со скоростными реакциями, не знающими аналогов в собачьем мире, если враг приблизился), предельно уравновешенный (переход от возбуждения к полному спокойствию занимает долю секунды!), с долей разумной осторожности, что свидетельствует о высочайшем интеллекте. Добавьте сюда свободолюбие и упрямство. А теперь представьте себе дрессировщика, скачущего перед 8–10-месячным кавказцем с валиком.

Во-первых, будучи щенком по развитию, кавказец в этом возрасте уже старается выглядеть взрослым (этакие «мужички»).

Во-вторых, кавказец играет только тогда, когда сам того пожелает, решительно не сообразуясь с графиком занятий.

В-третьих, с малознакомыми людьми он и вовсе не склонен играть!

Поэтому при спортивном методе дрессировщик натыкается на непробиваемую стену: или собака неожиданно

вместо «валика-качалки» на 2–3 секунды проявляет «интерес» к самому дрессировщику, что в подавляющем большинстве случаев «чревато», или симулирует приступ «полнейшего непонимания».

Оказавшись перед таким небогатым выбором, большинство дрессировщиков, пока их не обвинили в непрофессионализме, быстренько заявляют, что собака ни на что не годна, при этом не забывая взять плату за проделанную «работу». Объем этой работы зависит исключительно от порядочности дрессировщика и воспитанности владельца.

Если же с кавказцем работает поклонник методик, где мозги дрессировщика «объявляют суверенитет», то есть руки и ноги чего-то делают, а голова об этом не задумывается, то результат получаем практически аналогичный предыдущему.

Первый раз собака верит во «врага» и вцепляется с яростью в рукав, поскольку больше ни до чего не может дотянуться. Но уже в 3–4-й раз она полностью отказывается работать по следующим причинам:

1) это идиот, а не враг;

2) на этого идиота что-то надето;

3) отстаньте, у меня дел по горло, а вы пристаете с глупостями.

Но вот если случайно оборвется поводок, когда дрессировщик просто разговаривает с владельцем... В общем, скорее всего, опять вы заплатите деньги, а дрессировщика поменяете.

Очень быстро владельцу это надоест, и будет кавказец сидеть себе во дворе или в квартире, подтверждая репутацию «нерабочей» собаки. И породы...

Как же и, главное, чему нужно «учить» кавказскую овчарку?

Здесь основное требование: небольшой перечень команд должен быть надежно отработан исключительно на базе контакта с владельцем-вожаком.

Никогда не добивайтесь от кавказца высокого темпа работы или многократного выполнения команд.

Если вашу собаку готовит дрессировщик (не консультирует во время занятия, а сам держит в руках поводок), то он должен быть для собаки «своим».

В любом случае пансион у дрессировщика вряд ли уместен в случае с кавказской овчаркой. Ваших проблем он не решит.

Как это ни парадоксально прозвучит, но выполнение команд далеко не всегда свидетельствует о подчинении собаки!

Кавказец может выполнить команду «Сидеть!», а потом покалечить вас, как только вы подойдете слишком близко к его миске, если контакт с собакой не налажен.

Поэтому обучение кавказца сводится к следующему: с первого мгновения жизни со щенком вы должны установить с ним правильные отношения. Это значит, что вы подчиняете себе собаку, навязывая себя в качестве вожака – справедливого, ласкового, но сильного и безжалостного, когда речь заходит о его (вожака) законных привилегиях. В конфликтных ситуациях вы должны прибегнуть к наказанию – дозированному (не превышающему необходимую меру), но молниеносному.

Не забывайте, что, с одной стороны, у кавказца очень высокий болевой порог, а с другой – врожденное умение максимально картинно продемонстрировать свое подчинение более сильному члену стаи. Говоря проще, если щенок вцепился вам в руку, вы его стукнули по крупу, и он стал истерически орать – не верьте, что вы его уже покалечили! Это симуляция чистой воды.

В дальнейшем все будет очень просто: что вы хотите, собака поймет с первого раза, не важно – «Сидеть!», «Ко мне!» или «Рядом!». Причем не только поймет, но и запомнит на всю жизнь. Если с контактом и подчинением у вас все в порядке, 1–2 раза кавказец любую команду выполнит. Исключительно ради вас! Дальше начнет оказывать пассивное сопротивление – глохнуть, тупеть и все в таком духе.

Если же контакта нет, то первую команду собака проигнорирует, а вот вторую может и «в штыки» встретить. Чем это кончится – одному Богу известно.

Следует помнить также о том, что кавказец неохотно выполняет любые команды, когда он занят своим делом. А дело у него одно – охрана. И здесь мы подходим непосредственно к нашей главной теме – стиль работы кавказца в поединке с противником.

Нелишне будет напомнить об общеизвестных особенностях кавказской овчарки – следствии ее характера и «мировоззрения».

1. Особенность кавказской овчарки – ее территориальность. Ее мало интересуют посторонние люди, находящиеся за границей «ее» территории. Но стоит человеку переступить невидимую ему черту – и все...

Неоднократно отмечалось, что кавказец – истинно охранная собака, в отличие от служебных и заводских пород (немецкая овчарка, ротвейлер, доберман, ам. стафф, молоссы), являющихся прекрасными защитниками, но посредственными охранниками.

Учитывая все вышесказанное, становится очевидным совершенно иной принцип построения учебного процесса: если собак других пород сначала «учат», а затем проверяют на их территории, то с кавказцем все нужно делать с точностью до наоборот.

2. При правильном обучении кавказец способен «работать» не только на своей, но и на незнакомой территории.

Только нужно помнить о том, что в этом варианте кавказец как бы очерчивает «зону охраны» – территорию вокруг хозяина-вожака и себя. Поэтому эти собаки почти не соглашаются «ходить» вдогон (так называемый пуск на задержание). Дополнительным «тормозом» здесь служит интеллект собаки:

– нежелание оставить «территорию» без охраны;

– понимание того-то убегающий враг не представляет опасности (если только он не пытается покинуть охраняемую территорию!), а значит, он слаб или сдался; а слабых и проигравших кавказец не добивает.

Отсюда еще одно правило подготовки: противник должен всегда двигаться на собаку, даже если он ведет себя пассивно. А «задержание» нужно отрабатывать на охраняемой территории, когда ВПР будет пытаться ее покинуть.

3. Кавказец никогда не будет стремительно преодолевать препятствия, предпочитая их обойти.

4. Главное условие, предъявляемое к защитному снаряжению и персоналу, – их сменяемость. Иными словами, кавказца легче всего вызвать на поединок, если незнакомый собаке человек в незаметной защите пытается проникнуть на его территорию.

Особое условие: ВПР должен стараться вызвать в себе эмоции, соответствующие ситуации: ненависть к собаке, желание убить, страх.

Если кавказец «распробует» дрессировочное снаряжение – он откажется работать! Именно поэтому так сложно демонстрировать их работу на соревнованиях.

Для стабильного выступления в показательных группах очень полезно умышленно сделать одного из ВПР врагом кавказца. Тогда, учитывая «личную неприязнь» к нему, собака будет демонстрировать все, на что способна, в любых условиях.

Теперь мы подошли к самому важному: как именно ведет поединок кавказец.

Как бы ни складывалась ситуация (а собака может оказаться на глухой привязи, на блокпосту, просто на поводке и в свободном состоянии), в работе кавказца всегда четко просматриваются определенные тенденция и особенности.

1. Кавказец всегда смотрит в глаза противнику. В этом кроется одно пре неприятнейшее для дрессировщика ВПР обстоятельство: он не знает, куда будет атаковать собака. Если собаки других пород (особенно если в их обучении имели место «игра» и «добыча»!) как бы пожирают глазами снаряжение (открытое или скрытое – не важно), тем самым указывая место атаки, то кавказец – никогда.

Более того, очень типичная ситуация, когда кавказца вынуждают укусить за определенное место. Например, поставив собаку на глухую привязь, позволяют ей дотянуться до предплечья. Но если тот же служебник вцепится в подставленное место и начнет самозабвенно его «убивать», то кавказец схватит его клыками и, глядя в глаза врагу, попытается как бы подтянуть его к себе. Если это удается, то он тут же отпустит предплечье и перехватит... одному ему известно – куда!

Для противника эта неприятность усугубляется еще одним обстоятельством.

2. Кавказец всегда «ворует» пространство. Это значит, что ему присуща тактика выбора наиболее благоприятного момента для атаки.

Кавказец как бы заманивает врага на «свою» территорию, оставляя поводок провисшим, а в свободном состоянии – меняя темп атаки, замирая или делая шаг в сторону. Затем – взрыв!

3. Схватив врага, кавказец всегда оставляет для себя возможность повторной атаки.

Начнем с того, что кавказец всегда стремится атаковать человека-врага в лицо или шею (бр-р-р-р!). Но, захватив любой участок тела, кроме названных, он страшным рывком-трепкой пытается повалить врага, отпуская и хватая снова, но уже в другое место. Поэтому смысл укуса кавказца не в сдавливании, как у «служебников», а в ударе клыками и рывке в сторону. Но если собака достала шею или лицо (не важно, сбив с ног в молниеносном броске-ударе или за счет рывка), она вгрызается до конца...

Такая тактика и техника сделали из кавказца (помимо его желания, развеется) приверженца отечественных традиций в дрессировке.

4. Кавказец всегда сражается хладнокровно и внимательно, быстро и точно реагируя на встречные действия врага.

Что проповедуют так называемые западные школы дрессировки как основное достоинство собаки в ходе поединка? Удержание хваткой. Если противник наносит встречный удар? Удержание хваткой. Независимо от действий врага – удержание хваткой! Нам это пре-, подносят как какое-то величайшее открытие немецких дрессировщиков, как закон, не подлежащий обсуждению. На самом же деле те же немецкие специалисты устами своего «патриарха» Рихарда Моста заявляли вещи, прямо противоположные названным.

С другой стороны, из советской ЗКС (защитно-караульная служба) в свое время были «убраны» перехваты...

Для нас же важно другое: сама жизнь научила кавказскую овчарку осмотрительной взрывной тактике ведения боя. Тактика, сохраняющая за собакой мобильность и возможность проведения атаки в наиболее уязвимое место врага.

Почему же в этом простом положении есть два мнения? Да очень просто: в ходе спортивных кинологических мероприятий жертв не бывает, зато в жизни безмозглые смельчаки живут недолго!

Итак, что же мы имеем?

1. Послушанию кавказскую овчарку нужно обучать, основываясь исключительно на контакте с вожаком-владельцем. Послушание это должно быть исключительно «бытовым», прикладным.

2. Обучение кавказской овчарки «охране и защите» должно базироваться исключительно на агрессии кавказской овчарки в максимально реальных ситуациях.

3. Тактика ведения боя у кавказской овчарки заключается в том, что она работает предельно «умно»: скрадывает расстояние, рвет темп, перехватывает встречные атаки или уклоняется от них.

Выбрав наиболее удачный момент, собака взрывается и решает исход поединка в считанные секунды, стараясь сбить противника с ног.

Учитывая тот факт, что такое поведение у кавказской о

Наш опрос
Какие подарки Вы хотите получить на монопородной выставке?
Всего ответов: 208

Мини-чат
200

Кинология

кинология


Бульмастиф Уран и Ундина



Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0