Бульмастифы РОССИИ - Пойми друга. Справочник по поведению собак. (страница 13)
 
Форма входа

Создать бесплатный сайт с uCoz
Поиск


Календарь
«  Декабрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

У взрослых кобелей при виде чужака агрессия всегда преобладала над пищевой реакцией, поэтому мне редко удавалось соблазнить их чемнибудь съедобным. И все-таки со временем они смирились с моим существованием.

Мне приходилось ходить по поселку Мурад-Тепа почти каждый день: я раздавала местным жителям липучие бумажки от мух, а потом забирала их обратно (так мы подсчитывали численность комнатной мухи). Вероятно, мое поведение сильно отличалось от общепринятого, поэтому скоро меня запомнили как люди, так и собаки.

Собаки перестали кидаться, а местные женщины, даже не зная русского языка, вступали в долгие и сложные разговоры: спрашивали, какая у меня семья, рассказывали про свои и угощали зеленым чаем.

Таджички не носили паранджи, но часто, особенно когда работали в поле, закрывали лица белыми платками. Скоро я стала делать так же: горячий, как из печки, пустынный ветер вызывал кашель.

 

Встреча с чужаками

 

Через территорию наших собак регулярно проезжал местный житель на ишаке в сопровождении двух своих собак, Пегого и Серого.

Пегий был явно старше по возрасту и выше по рангу. Этих нарушителей границ наши собаки встречали неизменной агрессией. Но Рыжий и Пегий лишь скалили зубы и рычали, а между Черным и Серым начиналась драка: противники хватали друг друга за холку или круп и начинали трясти. Тогда хозяин слезал с ишака и разгонял их камнями. Наша территория имела форму треугольника, а ее границами служили арык, шоссе и свалка. Находившаяся за этими пределами пустыня, поля и арыки считались общими территориями. Встречаясь там, собаки вели себя согласно своим рангам: старший принимал позу угрозы, а младший – подчинения, и они мирно расходились. Както, гуляя по окрестностям, мы с Гретхен наткнулись на ишака и собак, а хозяина ишака поблизости не оказалось. Дурной пример, как известно, заразителен, и Гретхен, насмотревшись на чужие стычки, тоже стала считать эту компанию злейшими врагами. Но, в отличие от местных собак, она чувствовала себя уверенно в любом месте. Серый, видя, что мы приближаемся, спасся бегством, а Пегий отступил к привязанному ишаку и молча лег на расстеленную на земле попону, поджав хвост и опустив голову. Гретхен пометила кустик тамариска, приподняв от усердия заднюю лапу, что свойственно противоположному полу, но случается и с высокоранговыми суками; потом она поскребла землю и удалилась, убежденная в собственной победе. С тех пор эти собаки, если видели меня с ризеншнауцером, боялись проходить по мостику через арык: хозяин, понукая своего ишака, проезжал кратчайшим путем, а они бежали в обход и догоняли его позже. Интересно, что меня одну они и не боялись, и не делали попыток напасть: молча проскакивали мимо.

В жару собаки пустыни охотно купались в мелком стоячем болотце, окруженном кустами тамариска. В апреле – мае прошло целых четыре дождя: местные жители удивлялись, какая сырая стоит в этом году весна... Собаки, особенно щенки, очень боялись падающих и шуршащих капель и прятались где попало: Камака залезала под дом, а Черный пережидал дождь на пустой веранде, куда он в обычное время ни разу не осмеливался забраться. Зато после дождя собаки, как человеческие дети, с восторгом бегали по лужам, расплескивая воду, и с размаху плюхались в грязь.

Один раз на нашу территорию забежала чужая беспородная собака – наши собаки напали на нее и загнали в арык. Она стояла в воде и огрызалась, а местные овчарки лаяли на нее и скалили зубы.

Собака так и ушла по воде.

 

Собаки в горах

 

В одно из воскресений я вытащила двух участников экспедиции, Антона и Диму, на прогулку: мы поднялись в горы и перевалили за гребень. Перед нами открылось бескрайнее плато, покрытое жесткой травой. То тут, то там стояли невысокие фисташки с круглыми кронами. Сильный ветер перебирал траву и поднимал на ней рябь, как на воде. В белесом небе плавали белоголовые сипы. Когда мы смотрели на колышущую траву и парящих сипов, нам казалось, что мы тоже плывем мимо неподвижно застывших деревьев.

На плато паслись отдельные отары овец, и почти при каждой из них имелись собаки. Одна группа, состоящая из матерого кобеля, взрослой суки и молодого пса месяцев восьми, приметила нас метров за сто и решила атаковать. Первым делом я отловила собственную собаку, прежде чем она заметила соперников. Среднеазиатская овчарка-сука сделала лишь несколько шагов в нашем направлении: она явно подзуживала кобелей, но сама ни с кем драться не собиралась.

Взрослый кобель приблизился метров на двадцать: он принялся активно метить траву и отдельные камни. Антон и Дима, уверенные, что положение обязывает их защищать меня, выступили вперед.

Гретхен лаяла и рычала, вырываясь из ошейника. Молодой пес, обежав нас с собакой по большой дуге, с яростью набросился на моих защитников, причем преимущество явно было на его стороне – поблизости в траве не оказалось ни одного камня. Мои соратники-энтомологи располагали лишь сачком для бабочек с непрочной рукояткой. Пришлось нам с Гретхен вмешаться: дружно мы бросились на этого нахального щенка. Он тут же помчался обратно к своей стае.

Взрослый пес отступил, сохраняя собственное достоинство. В общем, ситуация оказалась скорее комичной, чем серьезной. Но она лишний раз подтвердила, что среднеазиатские овчарки считают чужаками людей без собак.

 

Иерархия в зоне

 

На территории зоны высокоранговое положение занимал, без сомнения, Рыжий. Но сложившаяся система была нарушена: рабочие привезли и выпустили шестимесячного щенка, которого я окрестила Черненьким. Все четвероногие жители зоны встретили его грозным рычанием, но Рыжий обнюхал и удалился, а Черный схватил зубами за холку, хотя новичок старательно принимал позу подчинения. Люди принялись кидать в Черного камнями, и Рыжий тут же поддержал их инициативу – тоже набросился на него. В течение нескольких дней Черненький держался особняком, подчиняясь всем, кроме Камаки.

Рыжий и Черный делали вид, что его не замечают, а щенки Белый и Гиеновый проявляли агрессию, отгоняя Черненького от того места, где они спали. Если раньше Белый доминировал над Гиеновым, то теперь между ними начались нешуточные сражения. Потом Черненький присоединился к ним на положении самого низкорангового. Три щенка научились играть между собой, но эту игру эдаким вальяжным приветствием всегда начинали старожилы. Причем игра часто переходила у них в драку, при этом новенький отбегал в сторону, предоставляя возможность выяснять отношения без него. Рыжий никогда не играл с подросшими щенками, исключение делалось для Камаки: она подбегала к нему, лизала уголки губ, потом принималась носиться кругами. Рыжий, немножко побегав за ней, уходил по своим взрослым делам. Зато Черный и Камака играли очень бурно и подолгу. Камаке позволялось кусать огромного пса за лапы и огрызок хвоста, а он в ответ осторожно забирал в пасть почти все ее маленькое туловище. Иногда он играл с подросшими щенками, вмешивался в их драки и разгонял обоих.

Когда собакам выносили объедки, первая порция доставалась Рыжему. Наевшись, пес отходил в сторону, и его место занимали щенки. Белый и Гиеновый ели вместе, но всегда ссорились, оспаривая каждый кусок. Черненький подъедал то, что оставалось после всех. Рыжий, даже будучи сытым, отгонял Черного, а Черный в свою очередь шпынял щенков.

 

Приручение Черного

 

Черный проявлял любопытство к нашей жизни. Смотрел издали, как я играю с Гретхен. Он подбирал пищу, которую мы ему предлагали, хотя и не приближался к нам ближе, чем на полтора метра. Я стала бросать лакомые кусочки себе под ноги и на несколько минут застывала в неподвижности. Пес подкрадывался, хватал их и отбегал.

Наконец, он взял первый кусок с протянутой ладони, но трогать себя не позволял – сразу отскакивал. В какой-то момент я дотронулась до его лба, он прихватил меня зубами, но даже сам взвизгнул от страха. Отскочив, по своему обыкновению, он не убежал, а задумался в буквальном смысле слова. И вдруг решился, как люди решаются броситься с вышки в холодную воду, подошел вплотную и прижался ко мне головой и плечом. Какое же чувство восторга я испытала от этого жеста доверия огромного полудикого пса! С тех пор он позволял гладить себя и даже выдергивать клещей. Более того, он начал сопровождать нас с Гретхен, держась шага на два сзади: сначала до границ территории, потом в пустыню и горы и, наконец, стал ходить со мной по шоссе мимо Мурад-Тепа и индивидуальных участков других псов, свирепо скаля на них зубы. Тут он выбегал вперед меня, но недалеко – тоже шага на два. Если я заходила на их участки, он ждал моего возвращения на обочине шоссе.

Настойчивость Черного не привела Гретхен в восторг. Похоже, ее начала мучить самая настоящая ревность, она принялась всячески отравлять ему жизнь. Один раз, когда она схватила его за заднюю лапу, он расценил мой окрик и небольшую взбучку, устроенную собственной собаке, как поощрение к ответным действиям. При следующем нападении (а оно последовало немедленно, невзирая на мое «фу!») он укусил ее за круп. Она взвизгнула, но позы подчинения не приняла, а с оскаленными зубами отступила ко мне. Мне оставалось только одно – и дальше выполнять обязанности вожака, главная из которых заключается в том, что в его присутствии подчиненные не имеют права выяснять отношения. Я схватила Черного за холку и потрясла. И что же? Он немедленно лег на землю, изобразив полное подчинение. Некоторое время Гретхен помнила о том, что Черный способен дать сдачу, и не трогала его. Потом она опять забылась, но не Черный. Он подставил ей для укуса плечо и застыл, растянув губы в улыбке. Убедившись, что она главнее, Гретхен успокоилась. Черный принялся заигрывать с ней в позе подчиненного приветствия, присев на передние лапы, виляя обрубком хвоста и стараясь лизнуть ризенушку в уголки губ, как это делала со старшими Камака. При разнице в размерах (среднеазиат был в полтора раза крупнее ризеншнауцера) сцена выглядела забавно. Но чего Черный никогда не уступал, так это еды – скалился, если Гретхен пыталась к нему подойти. (Мы кормили трех собак – Черного, Камаку и Гретхен – каждого из своей миски.) Гретхен тоже рычала, но немедленно отходила. Когда ела она, пес ни разу не пытался к ней приблизиться, хотя терпеливо ждал, не останется ли после нее кусочка. Потом тщательно обнюхивал то место, где стояла ее миска. Один раз в городе Шаартуз мы купили минтая. Вероятно, рыбу пес видел первый раз в жизни. Он осторожно понюхал ее, но есть отказался. Зато не отказалась Гретхен: для нее рыба была привычным кормом. Внимательно пронаблюдав за ней и убедившись, что она ест именно рыбу, Черный тоже стал есть этот непривычный корм!

 

Обучение методом подражания

 

Но самое интересное произошло, когда я взялась напомнить своей собаке, разболтавшейся в экспедиционных условиях, общий курс дрессировки! Черный долго смотрел, пытаясь понять, за что она получает кусочки печенья, и... стал имитировать ее действия! Она садилась, ложилась и вставала по команде – и он тоже! Получив заслуженное поощрение, Черный прямо-таки расцвел и принялся выполнять команды с таким рвением, какого я не встречала ни у одной цивилизованной собаки. В заключение я бросала своей собаке резиновое колечко, и она, естественно, принесла его. Предложить то же упражнение Черному я не могла, боясь спровоцировать конфликт: Гретхен охраняла свои игрушки похлеще еды. Убрав колечко в сумку, я отправилась гулять дальше. Овчарка отбежала в сторону. И вдруг я почувствовала, что Черный осторожно тычет меня чем-то в бок. Я посмотрела – пес держал в зубах рваную резиновую галошу и, виляя хвостом, предлагал ее мне. Конечно, он тут же получил свою порцию лакомства.

Обученная городская собака нашла бы вещь с запахом хозяина или схватила бы первую попавшуюся (палки, тряпки и прочий мусор валялись там же, где пес подобрал свою находку). А Черный рассудил по-своему: подал не просто вещь, а отыскал нечто подобное, по крайней мере по материалу.

 

«Я – твоя собака»

 

Рабочие уезжали из зоны и забирали своих собак. Черный кому-то принадлежал, и хозяин забрал его тоже. Но через сутки пес вернулся с обрывком веревки на шее. Оставшись за старшего, он принялся с удвоенным рвением охранять территорию: кидался на проходивших мимо людей и норовил укусить их за ноги, почти не обращая внимания на летящие в него камни. К счастью, несмотря на мощные челюсти, пускать их в ход по-настоящему он не умел – рвал одежду и наносил щипки резцами, лишь царапая кожу. Но все равно это осложняло взаимоотношения с местными жителями и ставило под угрозу жизнь самого Черного. Услышав лай, члены экспедиции вынуждены были выскакивать, хватать его за загривок и держать, пока посторонние не покидали нашу территорию. Я пыталась приучить его к ошейнику и поводку, но времени до отъезда было катастрофически мало. Пес, который столь легко освоил команды «сидеть», «лежать», «стоять» и «рядом» без поводка, панически боялся ошейника. Он ложился на землю и не вставал, пока его не снимали. При попытках привязать его он перегрызал веревку, повторяя то, что однажды уже сделал. Я понимала, что не смогу взять его в Москву, и мучилась оттого, что приручила его. В конце концов, Черного подарили пастухам, и те сумели увести его в горы с отарой, при которой не было своей собаки. До сих пор я не могу забыть его: ведь такая собака встречается лишь раз в жизни...

Что касается Гретхен, то она, вернувшись в Москву, некоторое время вела себя, как положено среднеазиатской овчарке: охраняла территорию вокруг дома и пустырь, на котором мы обычно гуляли, от чужих собак и людей. Мне стоило немалых усилий вернуть ей навыки воспитанной городской собаки.

 

Глава 30 ПОВЕДЕНИЕ ЧУКОТСКИХ ЕЗДОВЫХ

 

Чукотские ездовые в Москве

 

За поведением чукотских ездовых можно было наблюдать в одном из питомников, расположенных в Москве.

Сама по себе жизнь в арктических широтах, с коротким летом и долгой полярной ночью, сказывается уже на развитии щенков. При одинаковых условиях кормления зимние щенки развиваются позднее, чем летние: глаза у них открываются после 2 недель, и играть они начинают ближе к 2 месяцам. Лежат как меховые колбаски до полутора месяцев, сберегая тепло, плотно сбившись в кучку. У летних глаза открываются к полутора неделям, вылезать из гнезда и играть они начинают к 3–4 неделям и вообще проявляют большую активность. В двухнедельном возрасте, случайно выпав из гнезда, щенки не сразу начинают искать дорогу обратно. Зимние с тревожным писком ползают по кругу, пытаясь обнаружить родные запахи. А летние молча, с любопытством исследуют территорию, хотя координация движений у них еще не вполне сформирована. Обыкновенно мать немедленно подбирает щенков. Вот тут-то они и начинают возмущенно пищать!

У собак, рожденных на Севере и привезенных в более мягкий климат, разница между поведением зимних и летних щенков сохраняется в течение, по крайней мере, двух поколений. Зимние щенки начинают брать подкормку после полутора месяцев, а летние – в возрасте около 3 недель. Это не зависит от того, сколько времени сука кормит щенков (аборигенные породы кормят щенков свыше 2 месяцев): щенки пробуют новый корм в то самое время, когда у них начинает проявляться исследовательская реакция, и они изучают окрестности гнезда.

А вот по другим поведенческим особенностям ездовые собаки ничем не отличаются от представителей многих других пород.

Щенки в возрасте 3–4 недель играют друг с другом, затевая возню.

Игры с предметами (палочками, косточками и т. п.) возникают в возрасте 1–1,6 месяца.

У щенков и молодых собак хорошо развита исследовательская реакция: они проявляют большой интерес и к новым предметам, и к новым территориям. Именно жажда новизны подвигает их разгрызать вольеры, делать подкопы и выбираться наружу.

Старшие собаки стремились вырваться наружу или перегрызть привязь в более меркантильных целях: они отправляются на поиски полового партнера или добывать пищу. Второй случай совсем не означает, что их плохо кормят. Просто самостоятельное добывание еды для собак аборигенных пород – главное занятие их жизни, все равно что охота для охотничьих. Особенной бегучестью отличаются суки. И только нормальная физическая нагрузка при ежедневных прогулках или при подготовке и участии в гонках может дать им полноценное существование.

Защищаться от других, более старших собак щенки начинают с 2 месяцев. Отмечен случай, когда один из будущих доминантов охранял кучу мороженой рыбы, превосходящую его по размерам.

Щенок лежал сверху и, свирепо рыча, отгонял не только щенков, но и взрослых собак. Обычно внутри семейной группы складываются нормальные ранговые отношения: щенки уважают старших, принимая позу подчинения – от приседания на лапках с облизыванием уголков губ взрослых собак и напускания лужи под себя до опрокидывания на спину. При попытке подсадить к одной семейной группе щенков из другого помета в возрасте 2 месяцев пришельцы верещали, когда к ним подходили чужие собаки, а потом начали отстаивать свою порцию еды с неистовством диких зверьков, чем озадачили других обитателей этого питомника, более спокойных по характеру.

Интересно, что родительское поведение проявляют как суки, так и кобели. Интерес к чужим подсосным щенкам обнаруживается у них с самого раннего возраста (от 2 до 6 месяцев!): будучи сами щенками, они облизывают тех, кто младше. Взрослые кобели подлизывают щенков, пытаются их греть, спокойно подпускают к корму. В условиях питомника все суки чукотских ездовых оказались заботливыми матерями. Сначала они кормят щенков молоком, потом отрыгивают полупереваренное мясо и, наконец, делятся своей нетронутой порцией. По рассказам знатоков, ездивших на Чукотку, в естественной среде все зависит от количества корма, который получали собаки. При малейшем недостатке пищи лактация может оборваться в течение суток, и тогда мать бросает или съедает щенков. Природе всегда выгоднее сохранить взрослое животное, способное к размножению, а не детенышей, которые еще неизвестно когда вырастут.

Чукотские ездовые в Москве с удовольствием купались и плавали в ближайшем пруду, куда их приводили погулять. И даже выносили из воды брошенные туда палочки.

Кто не читал о ездовых собаках, помогавших людям осваивать северные просторы! Но многие ли задумывались, что такое упряжка?

Упряжка – это стая, основанная на семейной группе. В ней объединяются один-два разновозрастных помета либо от одних родителей, либо от разных, но, как правило, имеющих одного хозяина. Если к упряжке и подсоединяют чужаков, то обыкновенно в неполовозрелом возрасте. Конфликты возможны, и дальнейшее вживание новичка определяется поведением вожака, которым в данном случае является человек. Нельзя давать собакам разобраться самим: необходимо прекращать любую драку, иначе ранжирование и переранжирование примет затяжной характер, а агрессия станет нормой поведения и собака станет ее проявлять по отношению к собакам чужих упряжек.

Перемещаясь на большие расстояния вместе с упряжкой, ездовые собаки проявляют территориальность, но иначе, чем другие аборигенные породы, например пастушьи овчарки. Упряжка выступает как стая, защищающая территорию вокруг себя или раздаваемую пищу. Даже убежавшие собаки вернутся к своей упряжке и улягутся возле нарт. Вообще до года собаки избегают общения с чужими собаками и конфликтов с ними.

Взаимоотношения собак между собой обусловлены многими факторами: степенью родства между особями, давностью знакомства, обеспеченностью кормом. В книгах описаны случаи, когда драки между суровыми северными псами заканчивались гибелью одного из них. Однако более вероятно, что суки чукотских ездовых, как и других аборигенных пород, значительно агрессивнее кобелей. При встрече на нейтральной территории кобели ограничиваются позами угрозы и стараются разойтись, а суки при малейшем проявлении неблагоприятных факторов, скажем недостатка корма, стараются ликвидировать соперниц. Что касается щенных сук, при достаточном количестве молока они принимают чужих щенков с разницей до месяца по сравнению со своими собственными детьми и благополучно выращивают их.

Предполагается, что во главе упряжки может стоять не только кобель, но и сука, правда, имеющихся наблюдений по иерархии недостаточно, чтобы сделать выводы – общая она или параллельная, т. е. своя у сук и своя у кобелей.

Упряжка отличается от природной стаи тем, что вожака назначают сверху волею человека. В условиях Севера хозяин выбирает в вожаки хорошо работающую, более сильную и крепкую или умную, на его взгляд, собаку, предоставляя ей определенные преимущества: например, кормит ее отдельно от других, выделяя лучшие куски. При таком выборе оказывается много шансов угадать настоящего доминанта или сделать его из субдоминанта, повысив социальный ранг собаки своим покровительством. Упряжки с настоящим доминантом во главе работают лучше. Лидер, оказавшийся во главе упряжки, также оказывается на своем месте, увлекая собак бежать за ним.

Как показал опыт с Гердой, при желании чукотскую ездовую можно обучить всему тому же, что и собак других пород, во всяком случае, пройти с ней курс общего послушания. Дрессируется эта порода сравнительно легко, особенно если дрессировка сочетается с игрой.

Ездовые собаки удивительно добры и доверчивы. Это не собаки одного хозяина; владельца они, конечно, знают, но никогда не проявляют агрессивности к другим людям. Иногда они облаивают чужих людей, но чаще приветствуют их, махая хвостом и подвывая.

 

 

Глава 31 ЕСЛИ ЧЕТВЕРОНОГИЙ ДРУГ ЗАБОЛЕЛ...

 

Поведение в норме и патологии

 

До сих пор в нашей книге разбирались примеры либо нормальных поведенческих реакций, либо отклонения от нормы, вызванные поведенческими причинами.

 

Как проникновенно сказала одна моя знакомая: «Собаки должны приносить нам радость!» Накануне мы в пять утра, не имея машины, доставляли собаку в дежурную ветклинику с дачи: собака столкнулась с грузовиком и предположительно получила сотрясение мозга и сломала бедро, а какие у нее еще имелись повреждения, мы не знали. Мы тащили животное весом в 36 кг, как чемодан, перевязав его полотенцами и приделав сверху нечто вроде ручек.

Да, к сожалению, наши любимцы болеют, причем значительно чаще, чем нам хотелось бы! Нередко это случается по вине хозяина – недосмотрел, неправильно кормил или не так содержал, а иногда винить можно лишь одну судьбу. Так или иначе, главное – принимать случившееся спокойно, по-философски, но обязательно оказать собаке всю возможную помощь, памятуя о том, что мы в ответе за тех, кого приручили.

Только очень мужественный человек, мучаясь обыкновенной мигренью, годен для нормального общения: большинство людей либо лежат пластом, либо жалуются на жизнь, а то беспричинно кидаются на своих сослуживцев или домочадцев...

Точно так же многие аномалии в поведении животных бывают вызваны патологическими процессами, протекающими в их организме. Собака с больными суставами отказывается выходить на улицу, а с диареей вытаскивает своего хозяина среди ночи. Болезни сердца делают ее вялой и апатичной. Глистная инвазия способна вызвать судороги. Резкая боль – внезапная или хроническая – превращает четвероногого ангела в сварливое, кусающееся существо. Не обращать внимания на команды дрессировщика может не только глухая собака, но и та, что ожесточенно вылизывает собственную лапу. Повышенная температура при инфекциях или воспалительных процессах, боль или зуд способны настолько исказить естественные поведенческие реакции, что контакт собаки с человеком резко нарушается. Высокая температура и токсикоз, вызванный жизнедеятельностью болезнетворного агента (при различных инфекциях, особенно при болезни Ауэски – пироплазмозе, токсикоплазмозе и пр.), приводят к тому, что собака либо апатично лежит, слабо реагируя на любые факторы внешней среды, либо становится раздражительной и даже впадает в бредовые состояния.

Иногда наши четвероногие питомцы ждут от нас помощи, но часто они яростно сопротивляются любым ветеринарным процедурам. Уже говорилось, что приучать их к ветеринарному вмешательству надо с детства: только каждодневная практика примирит щенка с расчесыванием, протиранием глаз или чисткой ушей, не говоря уже об уколах или измерении температуры.

 


 

Если собака приучена к ежедневному осмотру, уходу за шерстью, ушами и глазами, то она даст залить себе за щеку жидкое лекарство. Надо только некоторое время не давать ей опустить голову, пока она не сделает глотательного движения

 

Третья часть нашей книги представляет собой вариант ветеринарного справочника: в ней перечислены те заболевания, которые вызывают какие-либо поведенческие нарушения. Но сначала приведем еще примеры совершенно неожиданных поведенческих отклонений, вызванных болезненными ощущениями у собак.

 

Ни с того ни с сего...

 

Грета, вернувшись с прогулки, внезапно заметалась по квартире, делая судорожные глотательные движения, как будто чем-то давилась. При этом она пыталась помочь себе передними лапами – скребла ими уши и морду. Ризенушка буквально лезла на стены. Наконец, она вскочила на подоконник, как кошка, и принялась пожирать комнатное растение – хлорофитум. Она как будто обезумела.

Я стащила ее вниз и, кое-как зафиксировав, попыталась рассмотреть, что делается у нее во рту и глотке. Бесполезно... Тогда я залила внутрь несколько ложек растительного масла. Собака на минуту успокоилась, потом заметалась опять и бросилась к входной двери, просясь на улицу.

Я вывела ее. Наскоро сделав свои дела (явно на нервной почве, ведь мы совсем недавно гуляли!), собака принялась с жадностью поедать траву – пырей. Это природное рвотное возымело свое действие, и Грету вырвало комком крепких зрелых августовских репейников!

После чего собака совершенно успокоилась.

С тех пор, если колючки прицеплялись к ее шерсти на лапах, а я не успевала ей помочь, она отдирала их зубами так, чтобы они не прицепились к бороде и усам, и отбрасывала в сторону резким движением головы. И больше не пыталась съесть их.

Московский дракон – маленькая собачка декоративной породы, – получив сотрясение мозга, некоторое время не могла нормально передвигаться, совершая лишь движения по кругу, при этом она с яростным лаем набрасывалась на воображаемых врагов; совершенно очевидно, что она страдала галлюцинациями. К счастью, удалось вовремя помочь ей. После соответствующего лечения она полностью выздоровела. А что можно было бы подумать, как объяснить ее поведение, не зная, что она получила травму?!

Спокойный и в общем-то даже флегматичный среднеазиат во время обучения команде «рядом» стал огрызаться на хозяев. Что это? У него начался этап ранжирования? Правда, при этом он тряс ушами чаще, чем обычно. Осмотр показал, что собака страдала сильнейшим отитом. Любое натяжение поводка, не говоря уже о рывках, а значит, надавливание ошейником вызывали у пса боль, от которой он и защищался... Тут надо учесть строение собаки: у него была короткая, низко поставленная шея, значительно более широкая, чем голова, поэтому ошейник непременно съезжал на основание купированных ушей.

 

Часть 3. ПОВЕДЕНИЕ В ПАТОЛОГИИ

 

Глава 32 ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ НАРУШЕНИЯ ПОВЕДЕНИЯ СОБАК И ЕГО КОРРЕКЦИЯ

 

Ранее уже говорилось, что отклонения в поведении могут быть вызваны нарушениями в развитии щенка, неправильным воспитанием и содержанием (недостаток активности, дефицит в общении). Если все дело в скуке или недостатке активности, то рецепт прост: старайтесь уделять собаке больше внимания, чаще играйте и занимайтесь с ней, отрабатывайте команды послушания, делайте занятия как можно более интересными и увлекательными.

Если, несмотря на это, проблемы сохраняются, то следует обратиться за помощью к квалифицированному зоопсихологу – специалисту по поведению животных. То же самое следует сделать и при возникновении у собаки поведенческих проблем, в том числе так называемых дурных привычек. Правда, для России профессия зоопсихолога еще достаточно редкая и грамотные специалисты наперечет. Однако они есть! Например, практикующий дрессировщик-зоопсихолог кандидат ветеринарных наук В. В. Гриценко, автор множества книг и статей по дрессировке и проблемам поведения наших четвероногих любимцев. Широко известна также уже упоминавшаяся в книге Н. Д. Криволапчук, работающая зоопсихологом в благотворительной службе «Потеряшка» Санкт-Петербурга и опубликовавшая книгу «О чем думает ваша собака, или Беседы с Джиной и Рольфом», которая вызвала яркую, хотя и неоднозначную реакцию читателей, перешедшую в бурную дискуссию.

Поведение животных само по себе необычайно сложно; по сути, это вообще наиболее сложное проявление жизнедеятельности. Все физиологические процессы, протекающие в организме, так или иначе неизбежно отражаются на внешних проявлениях его активности, т.е. на поведении.

При любом бросающемся в глаза изменении привычного поведения, а также в тех случаях, если собака совершает повторяющиеся и на первый взгляд бессмысленные действия (манежные движения, истошный лай, ожесточенное вылизывание и т. п.), позвоните своему ветврачу или в ближайшую ветеринарную клинику, желательно, чтобы эти телефоны всегда были у вас под рукой. Не исключено, что телефонной консультации окажется достаточно для прояснения ситуации. Если собака здорова, то такое ее поведение, возможно, является реакцией на стресс или даже недостаток физической активности. Кроме того, у собак, как и у людей, бывают дни, когда они, по образному выражению ветврача Е. Фатеевой, просто плохо себя чувствуют – без видимой причины бывают вялыми, отказываются от корма и т.д. Однако проблема может оказаться куда более серьезной; в таком случае, чем скорее вы обратитесь к специалистам, тем скорее собаке будет оказана необходимая помощь.

Помните, что собаки не могут сами пожаловаться на свое самочувствие, поэтому их здоровье находится в ваших руках.

 

Агрессивность

 

В предыдущих главах книги подробно разбирались проявления агрессии со стороны собаки в ответ на многие жизненные ситуации, обусловленные поведенческими причинами. Но порой агрессивность служит признаком заболевания животного. В частности, неожиданная вспышка агрессии может быть вызвана острой инфекцией или, например, болью.

Если ваша собака, ранее спокойная и послушная, неожиданно стала агрессивной, постарайтесь в первую очередь обезопасить себя и окружающих от возможных покусов. Затем следует создать вокруг животного спокойную и доброжелательную обстановку. Если собака все же не успокаивается, необходимо исключить самую страшную из всех возможных причин агрессивного поведения, а именно бешенство. Возьмите собаку на поводок, наденьте на нее намордник и доставьте в ветеринарную клинику.

Лечение. Чрезмерная агрессивность у кобелей, как правило, исчезает после кастрации или гормональной терапии. Если агрессивное поведение проявляется у суки только в период проявления инстинкта продолжения рода, то для его подавления можно дать собаке контрасекс (этот препарат предназначен для выведения животных из состояния возбуждения) либо ковинан, пиллкан или ЭКС-5. Показан фиточай «Кот Баюн». Хороший успокаивающий эффект оказывает также масло бергамота, несколько капель которого можно нанести на чистую тряпочку и прикрепить ее к ошейнику.

Страница : 1 2 3 -->
Наш опрос
Какие подарки Вы хотите получить на монопородной выставке?
Всего ответов: 208

Мини-чат
200

Кинология

кинология


Бульмастиф Уран и Ундина



Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0