Бульмастифы РОССИИ - Пойми друга. Справочник по поведению собак. (страница 9)
 
Форма входа

Создать бесплатный сайт с uCoz
Поиск


Календарь
«  Декабрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

На игрушку щенки разных типов тоже реагируют по-разному.

«Независимый» подойдет, понюхает, схватит ее зубами и скоро бросит. «Сильный лидер» и «лидер» за игрушку вступят в конфликт. «Послушный» начнет бегать за «лидером» в надежде, что ему рано или поздно дадут в нее поиграть.

Если по очереди перевернуть каждого щенка на спинку, удерживая при этом за животик, то они вновь поведут себя по-разному. «Очень послушный» останется беспомощно лежать, а «лидер», скорее всего, постарается вырваться или укусить руку.

Предполагается, что «сильный лидер» и «лидер» пригодны для того, чтобы стать охранно-розыскными собаками, если взявшие их люди сами станут для них лидерами. А новички в собаководстве потратят на их обучение много сил и нервов. Не стоит брать «сильного лидера» или «лидера» в семью, где есть более слабые члены – пожилые люди и дети, за счет которых собаки станут утверждать свое лидерство. Для домашнего содержания в большой семье лучше всего подходит щенок типа «послушный» и «очень послушный» – управлять ими смогут даже дети.

Трусливые, неуверенные щенки, поджимающие хвост по любому поводу и со страху делающие под себя лужу, нуждаются в мягком хозяине и спокойном окружении. Правда, такой щенок может начать кусаться со страху, когда вырастет.

А теперь посмотрим на эту классификацию с точки зрения уже полученных знаний. «Сильный лидер» – это, конечно, доминант, а «лидер» – субдоминант, способный стать доминантом при благоприятных условиях. Если щенок подбегает к пище первым, может, у него просто сильнее, чем у других в помете, развит пищевой инстинкт и в дальнейшем из него вырастет обжора? Конечно, фамильярно положить морду или лапу на холку другому щенку более характерно для доминанта. Но... вспомним, что игру вообще чаще затевают низкоранговые особи, которые тем не менее не побеждают в игровых потасовках. «Послушный» и «очень послушный» – это низкоранговые особи. А может быть, все-таки субдоминанты, которые не могут реализовать свои способности именно в этом помете, но при других условиях они станут ранжироваться, как и положено субдоминантам? Кстати, наделать под себя лужицу и принять позу пассивного подчинения могут любые щенки, встретившиеся с явным доминантом – собакой или человеком. А к кому отнести «независимый» тип?

Все вышесказанное показывает, что тесты для щенков – вещь довольно условная.

Первый помет ризеншнауцеров, полученный от Греты – высокоранговой и агрессивной суки, и такого же кобеля, оказался сплошь состоящим из доминантов и субдоминантов. Щенки начали ранжироваться между собой с трех недель. Среди молодых кобелей доминант выявился во время игры щенков друг с другом. Он и остался таковым в течение всей своей жизни.

От дочки Греты – Мойры, явного субдоминанта, – и неагрессивного кобеля я получила целый помет ризеншнауцеров-«оборотней», которых мы с будущими владельцами пытались тестировать вышеописанным способом. Среди них был странноватый аутичный щенок с домашней кличкой Фекла, самый маленький по размерам. При этом Фекла отнимала у других щенков игрушки и, уединившись в углу загончика, играла сама с собой.

Можно ли было отнести ее к разряду «независимый» или следовало выделить в отдельный тип – «независимый лидер»? Потенциальные покупатели приехали, вооружившись знанием тестов Кэмпбелла и взяв с собой для храбрости еще и чету знакомых – опытных собаководов. Первыми к миске ринулись, отталкивая друг друга, две крупные суки. Они, кстати, и на свет появились первыми. Но тут же бросили еду и побежали знакомиться с новыми людьми. Когда вместо игрушки им предъявили связку звенящих ключей, одна из них опрокинулась на спину, изобразив полное подчинение, а вторая принялась прыгать и лаять. Фекла в общей суматохе вообще не участвовала – лежала в стороне и методично отрывала куски от резинового мячика. При попытках погладить ее эта полуторамесячная кроха... зарычала на чужих. Покупатели выбрали ту суку, которая опрокинулась на спину, посчитав себя новичками в сложном деле воспитания служебной собаки. Впоследствии из нее выросла собака, которая вила из хозяев веревки... Первая сука тоже вскоре обрела хозяев, ничем особенным она себя не проявила, выросла послушной и спокойной. Что касается Феклы, то пара собаководов-профессионалов звонила мне каждую неделю, интересуясь, не продана ли она. У них уже была одна собака породы ризеншнауцер, и вторую они заводить не собирались, но забыть Феклу никак не могли. И она как будто ждала их – новых покупателей все не было и не было... Наконец, как-то вечером они решились и сообщили: будь что будет, а мы берем еще одну собаку! Они примчались в тот же вечер, и щенок, видевший их второй раз в жизни, бросился им навстречу, виляя обрубком хвостика! «Мои хозяева пришли за мной!» – говорил он всем своим видом. В течение года эти люди звонили мне и сообщали, как Фекла растет и развивается. Она очень быстро компенсировала свое отставание в росте, по-прежнему проявляла недоверчивость к посторонним, а позже и агрессию, но вполне управляемую. По отношению к другой суке она вскоре повела себя как доминант, но без каких-либо драматических «разборок». Ее хозяева не могли нарадоваться на свое приобретение: они утверждали, что у них никогда не было такой надежной, преданной и одновременно послушной собаки! Спрашивается, по каким параметрам собака и люди с самого начала выбирают друг друга?

 

Какую собаку мы воспитываем?

 

Дж. Фишер писал, что основными чертами вожака, доминанта, являются следующие: он ложится отдыхать, где захочет, и никто не смеет согнать его с места; принимает пищу первым; отнимает любые игрушки, палочки (или вещи, например перчатки) у хозяина и не отдает их обратно; побеждает хозяина в шуточных потасовках; всегда проскакивает первым в узкие проходы (например, в дверь); бежит впереди хозяина или тянет его за собой на поводке туда, куда захочет.

На постель забираются обычно те собаки, которым хозяева разрешили это с первых дней их пребывания в доме. Хотя оттенок ранжирования такое поведение все же носит: лечь на престижное место вожака решаются только те собаки, что стоят на ступеньку ниже.

Что касается пищи, то все зависит от того, угощают ли владельцы собаку за столом, когда сами завтракают, обедают или ужинают.

Можно сначала накормить собаку или поесть самому, результат один: собака, которой никогда не перепадает со стола, никогда и не выпрашивает подачек, глядя на людей трагическими глазами и наливая море слюны.

Когда бы я ни садилась за стол, собаки не перешагивают порога кухни.

Другое дело, приход гостей: их собаки проверяют на «сочувствие» и выклянчивают подачки, делая вид, что их не учили не брать корм у чужих.

Правда, речь идет о знакомых людях, часто заходящих в мой дом.

В том, что доминанты не желают отдавать свои игрушки или косточки низкоранговым особям, не возникает ни малейшего сомнения. И если собака рычит на хозяина или членов его семьи, которые подходят, когда она грызет косточку, – это серьезнейший повод пересмотреть свои взаимоотношения с ней.

Бежит собака впереди хозяина или трусит позади него без поводка, зависит от породы. Большинство охотничьих и служебных заводских пород, приученных в течение поколений к свободному поиску, бегут перед человеком. А вот для пастушьих собак характерно следование позади него. Если ризеншнауцер мчится на прогулке впереди своего владельца, это совершенно не значит, что он, ризен, главнее своего хозяина. Он может быть вполне управляемой собакой, и узкое место проскочит первым, не задумываясь.

Остановка перед дверьми или какими-либо проходами скорее свидетельствует о страхе перед ними, который сложился у собаки из-за каких-то неприятностей, пережитых на личном опыте, и не имеет никакого отношения к ранжированию. А вот если впереди бежит среднеазиатская овчарка, особенно молодая, стоит задуматься, что из нее получится. Взрослые овчарки, подчиняющиеся хозяину, как правило, ходят за ним.

Собака, которая тащит своего хозяина на поводке, – это просто на редкость невоспитанная собака. И ее стоит обучить команде «рядом».

 

Глава 20 КАК ПЛОХО НЕ ЗНАТЬ СВОЕГО МЕСТА В СТАЕ...

 

Собака и человеческая семья

 

Межличностные отношения между людьми могут быть самыми разными, поскольку каждый человек играет несколько ролей: на работе он лидер, дома – подчиненный, и наоборот. Собаки чаще всего имеют только одну стаю, и обретение ими определенного статуса, своего места в стае в буквальном смысле слова делают их счастливыми.

Попытки ранжироваться с хозяином, как уже говорилось, должны прекращаться с детства. Хозяевам стоит обратить особое внимание на допустимость всяческих процедур с собакой: чистить, вычесывать ее, мыть уши и т. д. – и пресекать любые сопротивления со стороны собаки. Лучше всего после неприятной процедуры, к примеру прививки, давать своему питомцу лакомство. И обязательно вовремя начать дрессировать щенка, чтобы направить его энергию в правильное русло.

Ярко выраженные доминанты быстро вычисляют доминанта-человека и подчиняются ему, таким образом самостоятельно выбирая себе вожака. Они любят тех, кто их кормит или ласкает, но не слушаются их, подчас просто игнорируют. С такими собаками лучше работать людям-лидерам, которые всячески внушают им почтение и к другим членам своей стаи, давая понять, что они тоже находятся под их покровительством.

Субдоминанты чаще пытаются ранжироваться с доминантом, в том числе с хозяином и членами его семьи. Их также надо обучать с детства, пресекая всякие попытки агрессии к людям и домашним животным (другим собакам, кошкам).

Самыми опасными оказываются, как это ни странно, низкоранговые особи. К таковым относятся многие декоративные собаки, попавшие в руки людей слабовольных, относящихся к ним как к детям. Характер собак формируется обычно в условиях изоляции, поэтому они не имеют возможности своевременно наладить правильные отношения с себе подобными. Хозяева видят опасность в любых других собаках и стараются оградить от них своих питомцев.

При этом собственным собакам позволяется все что угодно. Но роль вожака стаи для них непосильная ноша. Из-за нее они становятся истеричными и издерганными. Они кусают хозяина, домочадцев, на прогулках провоцируют других собак к нападению на себя: лают, бросаются, тут же убегают, не давая себя обнюхать и соблюсти соответствующий ритуал знакомства. Главная и самая трудная задача – обучить не собак, а их владельцев вести себя правильно и начать обучать своих питомцев хотя бы простейшим навыкам, доказывая таким образом свое превосходство. А в идеале – научить гулять и играть с другими собаками любого размера.

 

Собака-доминант ранжируется с владельцем

 

В свое время я приобрела девятимесячную суку-ризеншнауцер по кличке Грета, которая регулярно кусала своего хозяина. Она родилась в квартире и жила у заводчика до четырех месяцев, после чего была продана. Новый владелец держал щенка на даче на привязи. Вернувшись в город после дачного сезона, он обнаружил, что молодая собака неуправляема, и решил от нее избавиться. Так она оказалась у меня.

Первые два месяца я выводила ее на строгом ошейнике и в наморднике, потому что она набрасывалась на собак, случайных прохожих, и на меня в том числе. Бить ее было бесполезно – она сражалась со мной до последнего. Ее драка с ньюфаундлендом, который сшиб ее с ног и прижал к земле, подсказала мне правильный метод. Во время очередного конфликта я прижала ее к земле коленями и зарычала ей в ухо. Эффект превзошел все ожидания. Собака поднялась с земли тихая и задумчивая, после чего продемонстрировала позу подчиненного приветствия. Впоследствии мы сдали общий курс дрессировки, защитно-караульной и розыскной службы и десять лет прожили вместе «душа в душу». Более надежной, бесстрашной и умной собаки у меня никогда не было.

 

Собака-субдоминант ранжируется с владельцем

 

Самым страшным «зверем» в моей практике был четырехлетний йоркширский терьер по кличке Тошка. Йоркширские терьеры – престижная и дорогая порода. Правильно подстриженные, с заколкой на челке, крошки выглядят как игрушки. Но не надо забывать, для чего эта порода создавалась. А создавалась она как свирепый истребитель крыс. Чтобы справиться с этим сильным и смелым зверьком, нужны напор и агрессивность. И некоторые йорики, несмотря ни на какие заколки и комбинезончики, не утратили своих природных качеств. Так что в живые игрушки они не годятся!

Тошка хватал хозяйку – очень мягкого характера женщину – за ноги, когда та проходила мимо его подстилки или миски с едой либо, вставая ночью с постели, просто спускала ноги на пол; прокусил руку ее пятилетней внучке; нападал на гостей, когда те пытались его погладить, причем подходил к ним сам, как будто предлагая поиграть.

Летом на даче он подрался с эрдельтерьером. Хозяева говорили, что большой страшный пес напал на их маленького любимца, но я уверена, что драку затеял сам йорик! В результате Тошка был покусан, укрылся под диваном на террасе и отказывался выходить оттуда в течение недели. Он не ел, только пил воду и цапал каждую ногу, оказавшуюся поблизости от дивана-убежища. На всякий случай я удостоверилась, что и соседский эрдель, и сам йорик имели в ветпаспортах отметку о прививке от бешенства, и, помолясь, приступила к спасательной операции: вытолкала страдальца из-под дивана щеткой и схватила его за загривок, зафиксировав, как хорька или норку. Шерсть на его похудевшем тельце слиплась от гноя, но в глазах по-прежнему светился неугасимый пыл битвы, растрачиваемый, увы, совсем не по делу. Песика поместили в сумку и отвезли в Москву. Там я посадила его в раковину, состригла грязную шерсть и промыла раны, которые, как оказалось, уже почти зажили, кроме одной. Боюсь, что пару раз я обошлась с ним не совсем деликатно, как следует встряхнув за шкирку. Да и стрижка вышла не модельной. Зато он стал ниже воды и тише травы. Во всяком случае, вызванный ветеринар уже не мог нарадоваться его благовоспитанности.

Позднее я несколько раз приезжала в эту семью, обучая собаку командам «место» и «апорт». Причем неприкосновенности места не соблюдала – сама садилась и ложилась на его подстилку. Хозяйка научилась посылать собаку на место как в присутствии гостей, так и при любых попытках зарычать на кого-либо. Конфликты с людьми прекратились при жестком обучении собаки команде «дай», независимо от того, относились она к еде или игрушкам. Сначала этим занималась я, потом и сама владелица собаки. Хозяйка бросала собаке мячик или палочку, собака приносила их ей и отдавала по первому требованию. Тошка стал вести себя значительно спокойнее и казался вполне довольным жизнью. Он вздохнул с облегчением, когда с него сняли непосильную для него роль доминанта.

Так что, заводя йоркширских терьеров, помните, что некоторым из них нужно авторитарное правление; кроме того, они не очень любят детей – к детям их надо приучать с детства.

 

Нападение низкоранговой собаки на членов семьи владельца

 

Мои знакомые приобрели на Птичьем рынке беспородного щенка, проданного им как представителя «крупной породы боксеров». Из него выросла мелкая короткошерстная собачка, которую сначала держали в гараже, потом привезли в квартиру. Хозяйкой стала мать семейства: она кормила ее и выводила на улицу. Других собак четвероногая любимица боялась, но облаивала при приближении. Все время собачка проводила в комнате хозяйки, прячась под кровать при любой воображаемой опасности. Когда женщину положили в больницу, все попытки вывести собаку на улицу оканчивались провалом – она кусалась и вырывалась, наливая под себя лужу. К возвращению хозяйки собака оказалась совершенно испорчена: приучилась делать свои дела только в квартире и по-прежнему бросалась на других членов семьи, а укусив, пряталась под кровать. С хозяйкой она охотно гуляла на улице, но только по известным ей местам, а делать свои дела рвалась домой...

Естественно, что домочадцы потребовали усыпить собаку, но сама владелица категорически отвергла такой вариант: собачка оказалась единственной отрадой для немолодой женщины. Но жить в этой квартире, надо сказать, было невесело...

 

Пары однополых собак: мать – дочь, отец – сын

 

Я наблюдала, по крайней мере, пять пар однополых ризеншнауцеров, которые жили вместе всю свою собачью жизнь (три из них принадлежали мне). Складывались пары очень просто: владелец оставлял себе щенка из помета, который считал последним. Доминантом до конца жизни оставалась старшая собака. Грета вообще пыталась изгнать шестимесячного щенка из стаи, отгоняя его от меня во время прогулок. Ее дочь Мойра только раз попыталась серьезно переранжироваться. Зато дочь самой Мойры, Норна, хотя и оставалась на положении субдоминанта, но пользовалась определенными привилегиями – отбирала у матери игрушки и палочки. У моих знакомых младший кобель, проживший всю жизнь со своим отцом, так и остался низкоранговым.

Кстати, при выполнении команды «рядом» одновременно двумя собаками – старшей, хорошо обученной, и младшей, которая слушается хуже, – вырывается вперед та, что выше рангом, т. е. старшая. Это совпадает с утверждением Дж. Фишера, что высокоранговая собака бежит впереди. Одно из правил, по которым он определял доминанта, оказывается верным, применительно к взаимоотношениям собак между собой, но не соблюдается в отношении человека, о чем я писала выше.

Младшая собака старается подстроиться под старшую, а не под человека. И это создает определенные проблемы. Одергивание младшей не приводит к положительным результатам. Лучше требовать безукоризненного выполнения команды «рядом» от старшей, тогда и младшая идет правильно.

 

Подселение молодой собаки к однополой старой

 

Передо мной встала задача взять годовалую среднеазиатскую овчарку вольерного содержания в свою квартиру, где жила десятилетняя Норна, причем тяжелобольная. Вполне понятно, что благодаря импринтинговым реакциям среднеазиатская овчарка Равшан была в большей мере ориентирована на общение с собаками, чем с людьми, к тому же боялась незнакомых ей городских условий.

Собак познакомили на нейтральной территории – на улице, во время прогулки.

Равшан повела себя как шестимесячный щенок – присела в позе подчинения, налила лужу, потом опрокинулась на спину. Норна, не будучи агрессивной собакой вообще, тщательно обнюхала ее и потеряла к ней интерес. Однако в квартире, на своей территории, с рычанием набросилась на новенькую, опять заставив принять позу пассивного подчинения. Первые сутки Равшан прожила на кухне, боясь заглядывать в комнату, где находилось место Норны. Норна, не вставая с места, скалила зубы, за что и получала от меня словесный выговор. Ей, как очень мягкой и послушной собаке, этого было вполне достаточно. На третий день Равшан осторожно прокралась в комнату и заняла место у моей кровати, явно ища поддержки у меня – вожака стаи.

Во время прогулок Равшан всегда ориентировалась на поведение Норны. Что касается Норны, то она, получив в свое подчинение младшенькую, буквально помолодела на глазах и даже стала задирать чужих собак, ожидая поддержки со стороны нашей стаи. За полтора года мы с Равшан сдали общий курс дрессировки на первую степень. Обучение в основном шло методом подражания.

Первые занятия по караульной службе в возрасте двух лет показали, что Равшан категорически отказывается защищать вожака стаи, т.е. меня, но защищает себя, апорт и... Норну. Не ввязываясь в сражение Норны с фигурантом, если такое все же происходило, Равшан тем не менее защищала ее, буквально прикрывая собой, стоило только фигуранту приблизиться к ней! Кроме того, собака внезапно попыталась заново переранжироваться со всеми – от знакомых собак до меня. Мне срочно пришлось вернуться к закреплению общего курса, отложив занятия по караульной службе до лучших времен.

Что касается старой и больной Норны, то возвращение к работе еще на некоторое время улучшило ее состояние: она, как человек, почувствовала себя полезной и нужной.

 

Подселение новой собаки к сложившейся группе

 

Наблюдения за чукотскими ездовыми собаками и сибирскими хаски в одном из московских питомников подтвердили старую истину: принять или не принять нового члена в стаю решает вожак. Ну а раз эту роль играет человек, то он не должен забывать: главная функция вожака любой стаи – прекращать конфликты в своей стае. В конечном счете будет так, как он захочет.

Легче всего подселить к группе собак щенков или молодых собак, не достигших половозрелого возраста, да и вообще низкоранговых особей. Драки чаще возникают между субдоминантами.

Два доминанта в одной стае, конечно, не уживутся – кто-то станет субдоминантом. Точнее, между собаками образуются сложные кольцевые структуры рангов. Драки между доминантами-кобелями обычно возникают при наличии сук в состоянии течки.

Общие правила при подселении чужака в стаю следующие:

– знакомство должно происходить на незнакомой территории, особенно для доминанта;

– легче вселить неполовозрелое животное, а уж тем более противоположного пола;

– можно дать отранжироваться самостоятельно особям примерно одного возраста и одних физических возможностей на незнакомой для обеих территории;

– в дальнейшем драки между субдоминантами человек-вожак обязан прекращать незамедлительно.

 

Если новый член стаи не собака, а человек...

 

«Вселять» нового члена стаи, даже если это не другая собака, а человек, следует по общим законам. Его необходимо познакомить с ней на нейтральной территории, а потом приложить некоторое терпение и настойчивость. Если собака обладает ярко выраженным ранговым статусом, то подлизываться к ней с помощью лакомства бесполезно. Нужно научить нового человека управлять собакой. Для мягкой, дружелюбной собаки достаточно игры и ласки, для недоверчивой к посторонним необходимы совместные прогулки по незнакомым для собаки местам и дрессировка.

В появлении в доме человеческого детеныша – рождении ребенка – нет ничего такого, что не укладывалось бы в наследственную социальную программу собак, – в стаях всегда бывают щенки.

Страшные истории про то, как собака социально опасной породы загрызла новорожденного ребенка, – плод наших иррациональных страхов или газетных страшилок. Любопытство дружелюбно настроенной собаки следует удовлетворить, дав обнюхать малыша, и при этом всячески подчеркивать, насколько ваш детеныш вам дорог.

Вскоре собака начнет его защищать вместе с вами от любых возможных опасностей.

И лишь собака с сильно нарушенным социальным поведением может воспринять младенца как добычу.

 

Настроение, выраженное хвостом

 


 

Собака в спокойном состоянии

 


 

Противник оказывается выше рангом: собака выпускает хвост (а), потом поджимает его под брюхо и приседает на лапах (б). Далее она примет позу подчинения


 

Одна собака подходит к другой «знакомиться» с приветствием или угрозой

 

Агрессия, вызванная территориальностью и недостаточной социализацией

 

«Метиса» немецкой овчарки звали Роном. Он вырос на дачном участке и общался в детстве с очень небольшим количеством других собак. К году он охранял свою территорию от чужих людей, собак, а заодно гонял кошек. И вдруг его привезли в Москву. Обилие людей и собак ошеломило его. К тому же он потерял свою территорию, на которой чувствовал себя уверенно. И он начал бросаться на всех вначале просто со страха. При этом, обладая совершенно бешеным темпераментом, он становился все агрессивнее и наглее, и большинство соседских людей со своими собаками предпочитали обходить его стороной.

К счастью, своего отношения к хозяевам и их близким друзьями он не изменил – относился к ним с почтением и любовью и не пытался укусить, только категорически отказывался отдавать им палочки – вцеплялся в игрушки намертво, да и вообще не слушался. Хозяева поначалу просто не знали, как его обучить хоть чему-нибудь. Хозяйка могла выводить его на прогулку только в обществе подруги – вдвоем они с трудом удерживали его. А отец возвращался домой с собакой совершенно измученным и клал под язык таблетку валидола...

В конце концов, хозяева догадались прийти на дрессировочную площадку. Там сразу стало ясно, что Рону понадобятся индивидуальные занятия.

...Я слышала о приближении Рона метров за сто: он лаял, не переставая, даже в наморднике. За полчаса он успевал: а) контузить воробья метким ударом морды, подскочив на высоту человеческого роста; б) тюкнуть таким же образом прохожего в бок; в) зацепить передними лапами и подтащить к себе детскую коляску, к счастью без ребенка.

Когда я взяла поводок в руки, он попытался меня укусить и был поражен, что ему это не удалось. При попытке укусить Норну получил совершенно неожиданный для себя отпор (она выщипнула из него клок шерсти) и глубоко задумался...

Хозяева ему попались на редкость толковые, и резкий перелом в поведении собаки произошел тогда, когда на огороженной площадке его стали отпускать без поводка и намордника. Сбросив часть энергии и несколько успокоившись, он начинал слышать команды. На занятия его приводили по-настоящему голодным, и он с жадностью набрасывался на честно заработанное лакомство.

...Уже через полтора месяца пес начал ходить по людным дорожкам парка на поводке, но без намордника в положении «рядом», не кидаясь на людей и кося глазом только на собак. Причем присутствие моих собак ему не мешало. Больше того, на длинном поводке он стал выполнять практически весь общий курс! Еще бы чуть-чуть... Но тут наступил новый дачный сезон. Хозяева пообещали каждый день ходить с ним гулять вне участка и продолжать заниматься в течение всего лета, а осенью вернуться на дрессировочную площадку.

 

Собаки и кошки

 

Любые социальные животные в искусственных (реже естественных) условиях могут образовывать смешанные сообщества с другим видом тоже социальных животных.

Традиционное восприятие кошки, которая ходит сама по себе, в корне неверно. Дикие кошки даже жили семейными группами.

Кошка была одомашнена значительно позже других животных и широко распространилась по странам начиная с античности.

Хотя собаки и обожествлялись в некоторых религиях, например в зороастризме, но с древнейших времен использовались человеком для выполнения каких-либо полезных функций – охоты, охраны, пастьбы скота и пр. Что касается кошек, то вначале человек рассматривал их только как священных животных. Способность кошек ловить мышей и крыс и защищать от грызунов запасы зерна человек оценил в Средневековье. Одомашненные в античности одновременно с кошками хорьки справлялись с этим не менее успешно! Однако кошка повсеместно вытеснила их. В психике самого человека заложена программа – видеть в кошке тайну – с тех самых времен, когда он почитал ее как священное животное, а через нее заключал союз с опасными для него крупными кошками – леопардами, тиграми. И поэтому мы до сих пор говорим о кошке «гордая», «независимая», не замечая некоторых реалий.

Согласно исследованиям иностранных ученых, домашние кошки образуют разные типы сообществ, которые зависят от запасов корма. Деревенские кошки ведут смешанный, рангово-территориальный образ жизни: охотятся на грызунов и мелких птиц, что способствует сохранению территориальности, но одновременно получают пищу из рук человека, а это усиливает ранговые и вообще социальные отношения. Территории котов включают участки кошек с котятами. Подросшие котята или расселяются, или остаются с матерью, образуя постоянное сообщество. Изгоняются молодые коты, а иногда кошка оставляет участок котятам и сама отправляется на поиски незанятых территорий.

Сообщества беспризорных городских кошек имеют четкую ранговую структуру и базируются вокруг источников питания. Так, в Италии вокруг многочисленных кафе и ресторанов, обслуживающих туристов, кошек так же много, как в античных развалинах, где кошки находят убежища для гнезд. Высокоранговые кошки занимают более выгодные места в центре, низкоранговые – выселяются на периферию. Кошки, находящиеся в родстве (мать и ее дочери), могут образовывать одно гнездо и сообща выкармливать котят. Первой кормит более высокоранговая. При достаточном количестве молока она вообще может присвоить чужих котят. Коты пользуются одной и той же территорией... строго по часам, что снижает количество конфликтов между ними.

Как уже говорилось выше, конфликт между кошками и собаками, вошедший в поговорку «живут как кошка с собакой», основан на разнице в «языках» этих животных (не совпадающие позы демонстрации, химические и акустические сигналы). Однако два вида наших домашних любимцев обладают таким запасом пластичности, что легко обучаются понимать своих собратьев, включая друг друга в собственное сообщество с развитыми иерархической структурой и коммуникативными связями. Высшим проявлением подобных отношений служит совместная игра и выкармливание «общих» детенышей.

В моем доме образовалась сложная кольцевая структура ранговых отношений. Два ризеншнауцера, мать и дочь, и три кошки: две ориентальной породы (тоже мать и дочь) и кот-кастрат европейской короткошерстной породы. Младшая сука, Норна, выросла при взрослом коте и оказалась ниже рангом. Сам кот был ниже рангом, чем обе кошки. Среди кошек доминантом являлась младшая кошка Каскавелла. Это единственный известный мне случай, когда в паре мать – дочь у кошек (так же как и у собак) младшему животному удалось переранжироваться. Вероятно, все дело в том, что ее мать Есиль, попав в мой дом, оказалась на положении низкоранговой по отношению к собакам. Иерархия выглядела следующим образом: две кошки сгоняли кота с престижных мест отдыха, отнимали у него еду; когда собаки, возбужденные предстоящей прогулкой, начинали шпынять кошек, Есиль убегала и пряталась, Каскавелла ложилась на пол и принималась громко мурлыкать, а кот немедленно приходил на помощь кошкам и, распушив хвост, раздавал собакам плюхи. Доминантом этого сообщества был именно он. Смерть старой суки-ризеншнауцер и появление среднеазиатской овчарки изменили иерархию в пользу второй суки ризеншнауцер – она переранжировалась с котом, став общим доминантом сообщества. Равшан попыталась погонять кошек, но получила резкий отпор от Каскавеллы и признала ее превосходство. На настоящий момент существуют два доминанта (а не доминант и субдоминант!), не пытающихся ранжироваться между собой, – сука-ризеншнауцер и кошка Каскавелла. Ранжирующимися субдоминантами являются... старый кот Цезий и Равшан. Это выражается в попытках отнять у Цезия (но не у кошек!)

Наш опрос
Какие подарки Вы хотите получить на монопородной выставке?
Всего ответов: 208

Мини-чат
200

Кинология

кинология


Бульмастиф Уран и Ундина



Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0