Бульмастифы РОССИИ - Поведение собаки (страница 3)
 
Форма входа

Создать бесплатный сайт с uCoz
Поиск


Календарь
«  Декабрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Подвижность нервных процессов

 

С этой характеристикой – легкостью переключения процессов возбуждения – торможения недоразумений обычно не бывает. Совершенно ясно, что у собак одних пород возбуждение легко вызвать и столь же легко затормозить, у других развившееся возбуждение тормозится гораздо труднее.

С подвижностью нервной системы связано, хотя и не напрямую, еще одна характеристика темперамента – его взрывчатость. Здесь речь скорее не о легкости переключения процессов, а о возможности резкого включения возбуждения, о скорости его нарастания, о концентрации его на определенной мотивации. Когда говорят о взрывном темпераменте терьера или шнауцера, подразумевают именно возможность резкого, буквально лавинообразного нарастания процесса возбуждения. Что легкость и скорость включения возбуждения не коррелируют однозначно, видно на примерах других пород. Так, кавказская и среднеазиатская овчарки с относительно менее подвижной нервной системой обладают при этом типичным взрывным темпераментом: при появлении врага эти собаки сохраняют спокойствие до тех пор, пока тот не приблизится, потом атакуют совершенно молниеносно.

 

 

Слабый и сильный типы ВНД

 

Исходя из представлений о силе нервных процессов, И.П. Павловым было введено понятие сильного и слабого типа нервной деятельности.

К слабому типу относятся собаки, у которых вследствие слабости процессов возбуждения и торможения нервная система имеет низкую работоспособность. Слишком сильные раздражители вызывают у них запредельное торможение, что закономерно приводит к избеганию любых напряженных ситуаций и делает их трусливыми. Из-за большой слабости торможения об уравновешенности и подвижности их нервных процессов говорить не приходится.

Собаки с сильным типом высшей нервной деятельности не одинаковы. У одних животных, обладающих очень сильным процессом возбуждения, положительные условные рефлексы вырабатываются быстро и прочно, в то время как тормозные вырабатываются медленно, часто растормаживаются. У других и положительные, и тормозные условные рефлексы образуются одинаково быстро и оказываются весьма стойкими. У третьих собак тормозные рефлексы вырабатываются лучше положительных, они оказываются малореактивными и медлительными.

Таким образом, И.П. Павловым было выделено четыре типа высшей нервной деятельности:

1. Слабый (меланхолики) – имеющий низкий предел работоспособности нервных клеток.

2. Сильный, уравновешенный – подвижный (сангвиники) – с сильными и хорошо уравновешенными процессами возбуждения и торможения и хорошей их подвижностью.

3. Сильный, уравновешенный, инертный (флегматики) – с сильными процессами возбуждения и торможения и плохой их подвижностью.

4. Сильный, возбудимый, безудержный (холерики) – с сильным процессом возбуждения, но со слабым торможением.

Эти четыре типа ВНД в чистом виде встречаются весьма редко. Кроме них, выделяют так называемые промежуточные типы. Так, например, когда собаку по характеристике одного свойства нервных процессов можно отнести к сильному типу, а по характеристике другого – к слабому, то говорят о слабой вариации сильного типа или о сильной вариации слабого типа. Теоретически на основании комбинаций трех свойств возбуждения и торможения можно выделить 96 вариаций типов ВНД. Промежуточные типы относятся к этим возможным комбинациям.

Для определения этих качеств нервной системы в лаборатории И.П. Павлова был разработан стандарт испытаний, требующий применения целого ряда методик и фармакологических препаратов. Определение типов ВНД при помощи этих тестов занимает период от 6 до 18 месяцев, в зависимости от того, какое количество тестов необходимо для определения каждого свойства нервных процессов. С практической целью, например в служебном собаководстве, такой способ определения типов ВНД из-за длительности неприемлем. Поэтому были предприняты попытки разработки ряда экспресс-методов (см., например, работы выдающегося биолога Л.В. Крушинского). Однако для любительского собаководства и они, в большинстве случаев, оказываются неприемлемыми. Следует отметить, что в конце жизни Л.В. Крушинский резко отрицательно относился к использованию понятия «тип ВНД».

Таким образом, из-за расплывчатости понятия в настоящее время чаще говорят лишь о типологических особенностях животного.

 

 

Практическое использование типологии

 

К сожалению, селекционеры-кинологи, открыв для себя понятие «типы ВНД», до сих пор пытаются применить его в практической работе. Почему-то считается «хорошим тоном», чтобы у всех собак служебных и охотничьих пород непременно был сильный, уравновешенный, подвижный тип. Требующие этого, похоже, не задумываются над тем, что ищейка с подвижной нервной системой мало работоспособна: ведь она обязана сосредоточиться на одном раздражителе и не отвлекаться от него часами. Где же тут подвижность, легкое переключение возбуждения и торможения? Попробуйте отвлечь собаку от следовой работы, затормозить очаг возбуждения!

А так ли необходима всем уравновешенность? Уже говорилось, что в качестве породной характеристики это весьма неудобный показатель: у одних пород преобладает возбуждение, у других, – торможение, все дело в истории формирования и идее данной породы. Вряд ли терьер с действительно уравновешенной нервной системой окажется подходящей собакой для работы в норе!

Таким образом, на практике ни одного селекционера или дрессировщика тип высшей нервной деятельности не интересует. Подвижность и уравновешенность – характеристики, различные в разных породах, при этом животные вполне приемлемы для практического использования, для общения.

Единственным универсальным селекционным признаком оказывается сила нервных процессов, ее-то и пытаются проверять в различных тестах.

Слабая нервная система – это порок, который должен однозначно ставить собаку любой породы вне разведения.

И последнее: часто ставят знак равенства между силой нервной системы и смелостью. Это разные вещи, у собаки может быть очень сильная нервная система, но жизненный опыт научил ее бояться многих раздражителей. Это обстоятельство необходимо помнить, рассматривая различные методики проверки поведения.

 

 

ПРОВЕРКИ ПОВЕДЕНИЯ

 

В последние годы в нашем собаководстве поиски наилучшего теста для определения, насколько поведение собаки соответствует ее породной принадлежности и служебному предназначению, стали наиболее актуальной задачей. Надо ли говорить, что проверка поведения при допуске в племенное разведение необходима не только для пользовательных, но и для всех пород собак вообще?!

Издревле обучение и проверка врожденных качеств были сплетены практически неразрывно. Однако в наши дни, когда речь заходит о проверке, очень часто возникает путаница, что именно проверяют. С одной стороны, то и дело поминают врожденные качества, генетический потенциал, с другой стороны, говорят о рабочих качествах, о пригодности для служебного использования. Эти понятия следует очень четко разделять.

Действительно, существуют вполне определенные врожденные поведенческие особенности, свойственные данной конкретной породе, наследуются они по гораздо более сложным законам, чем классические менделевские признаки, но не учитывать их в разведении нельзя. В противном случае порода при сохранении, скорее даже утрировании экстерьера перестанет соответствовать своему стандарту, самой идее породы и превратится совсем в иную, с другим набором поведенческих характеристик.

Проверка рабочих качеств по сути иное – это отбор по профпригодности. Собака обладает некими врожденными задатками, и посредством некой системы дрессировки ее обучают определенному виду службы. Здесь речь может идти о пригодности либо непригодности собаки к конкретному виду службы, о легкости ее обучения. Это важно: затратив некие усилия, любую собаку, не имеющую серьезных отклонений в поведении, можно научить чему угодно, – вопрос в «стоимости» подобного обучения, т.е. в затратах времени и сил обучающего и в прочности закрепления навыков у обучаемого.

Если врожденные особенности в принципе, допустим, позволяют собаке использовать чутье (хорошо развиты сенсоры и анатомия не мешает ими пользоваться), собаку можно научить следовой работе. Однако если у собаки взрывной темперамент, она легко отвлекается и при этом еще самостоятельна, то можно представить, каких усилий потребует обучение. Таким образом, оценивая рабочие качества, определяют прежде всего трудозатраты дрессировщика, а не врожденную компоненту поведения собаки.

Подход к оценке поведения собаки с точки зрения легкости обучения при минимуме усилий раз за разом порождает идею универсальной собаки, т.е. животного, которое может быть обучено разнообразным, но относительно простым рабочим навыкам с минимумом усилий. При подобном подходе нет принципиальной разницы между проверкой и обучением службе: собака отдрессирована – значит, ее поведение соответствует требуемому.

Современные условия собаководства, изменения требований к собаке вынуждают во многом перестраивать комплекс проверок поведения. Появилась собака, теснейшим образом связанная с урбанистической цивилизацией, собака горожанина. Это совершенно особое животное, его часто и вполне справедливо называют компаньоном, поскольку именно разделение с человеком его интересов, общение как самоцель, партнерство не одни в утилитарном смысле являются целью существования подобной собаки. Среди компаньонов оказываются не только декоративные собаки, но и все группы пользовательных собак.

Возникает парадокс: собака используется вовсе не по тому назначению, для которого данная порода была выведена, но при этом приходится прилагать массу усилий, чтобы сохранить породу, если и не неизменной, то хотя бы максимально близкой к исходной. В этой ситуации способ проверки, когда обучение службе и является тестом соответствия поведения данной собаки породному образцу, оказывается сложным либо невозможным.

В нашей стране подавляющая часть племенных собак содержится не в питомниках, а у частных лиц. Владельцы зачастую не видят смысла в обучении собаки службе, которую она никогда не будет выполнять. В этом есть определенная двойственность восприятия самого человека: владельцу приятно, что его компаньон – суровая караульная собака, при этом он совсем не желает тратить своего золотого времени, чтобы обучать питомца правильной охране пакгауза. В результате обучение упрощается: так было в свое время с защитно-караульной службой, когда сначала из нее убрали навык конвоирования задержанного, а потом превратили обыск нарушителя в его повторное нападение на дрессировщика.

Изменилась социальная среда, изменился социальный заказ, претерпело существенные изменения обучение, началась эпоха бурного изобретения тестов: были прямые заимствования западного опыта и собственное творчество. Переход от проверки-службы (условно назовем так данный класс проверок) к проверке племенной пригодности (ведь селекционера интересует сохранение поведенческого портрета при ограниченном утилитарном применении племенного ядра) как раз и знаменует современный этап селекции по поведению.

Каковы же должны быть принципы проверки племпригодности? Прежде всего, селекционер старается максимально отстроиться от приобретенного опыта и оценить врожденные качества.

Проверка должна быть максимально формализована: любой дрессировщик, живи он в Москве или Салехарде, должен испытывать собаку совершенно одинаковым образом, одинаково же интерпретируя полученные результаты. Следовательно, проверка должна быть очень простой и абсолютно воспроизводимой, а ее результат – однозначным.

Чем сложнее проверка, тем больше вероятность двух событий, сводящих ее ценность к минимуму: первое – собаку обучают искомому поведению и второе – личные пристрастия проверяющего к точности выполнения тех или иных элементов мешают стандартно оценить выраженность проверяемого признака.

На наш взгляд, не следует оценивать результаты проверки в баллах, не говоря уже о том, что всегда сложно договориться, как поступать на стыке двух оценок, но любые деления весьма условны: поведенческие признаки не дискретны. Кроме того, использование баллов при проверке порождает ненужные страсти среди владельцев, тогда как, с точки зрения зоотехника, любой балл выше некоего, оговоренного в правилах оказывается достаточным для допуска в разведение. Пока проверка производится по принципу «да – нет», «прошел – не прошел», она не вызывает желания готовить к ней собаку (по крайней мере, у большинства владельцев); стоит ввести баллы, и хозяин стремится натренировать собаку, что опять-таки искажает результаты. По нашему убеждению, проверка поведения должна быть ничуть не азартнее процедуры снятия зоотехнических промеров.

Итак, еще раз: проверка поведения предполагает абстрагирование от опыта собаки, простоту исполнения и интерпретации, однозначность («+» и «–» либо «годен», «условно годен», «не годен»).

Теперь о том, что же проверять. В последние годы часто говорят о проверке ВНД. Действительно, основные характеристики высшей нервной деятельности проверять следует, весь вопрос в том, что же действительно оценивают в тестах с подобным названием. Часто, хотя и не всегда, проверяют силу нервной системы, значительно реже ее подвижность, и практически никогда не оценивают уравновешенность.

Мы не будем детально разбирать существующие тесты, поскольку разные школы дрессировки, кто от чистого сердца, а кто и стремясь заинтриговать потенциального клиента максимально научным подходом к его собаке, под одним и тем же названием проводят разные тесты, зачастую по-разному трактуют результаты одних и тех же проверок, порой вводят элементы, не имеющие непосредственного отношения к оцениваемым характеристикам. Речь пойдет о том, что и как можно проверить. Зная основы высшей нервной деятельности, представляя особенности поведения собаки, нужно увидеть за любыми напластованиями суть проверки, выявить ее адекватность исследуемому признаку и определить ее ценность с точки зрения селекции.

 

 

ПРОВЕРКА СИЛЫ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ

 

Этот признак необходимо проверять у собак любых пород, поскольку слабость нервной системы однозначно должна быть причиной исключения собаки из разведения. Собаку со слабой нервной системой сложно обучать, она мало адаптивна, поскольку, оказавшись перед сложной задачей, она «сбоит». Словом, подобная собака ненадежна, по большому счету неуправляема и приносит владельцу вместо радости общения с интеллектуальным животным массу проблем.

Собака со слабой нервной системой, как правило, истерична, для нее впасть в агрессию, вызванную страхом, совершенно естественно. Но даже очень маленькая беспричинно агрессивная собака нетерпима в обществе!

 

 

Реакция на громкий звук

 

Наиболее частый способ проверки силы нервной системы – это реакция на громкий звук, чаще всего на выстрел. Это достаточно адекватный тест, хотя нельзя пользоваться только им. Зачастую повышенная реакция на громкий звук может иметь совершенно иные корни. Так, в ряде случаев подобная реакция не коррелирует с силой нервной системы: у данного животного подобная сверхчувствительность объясняется особенностями восприятия.

Кроме того, боязнь звуков бывает приобретенной. Горожане очень часто добиваются этого эффекта, взяв щенка «посмотреть салют»: перевозбужденная, вскрикивающая толпа, грохот и вспышки пугают животное и вырабатывают стойкий условный рефлекс (громкий звук – чувство страха). Боязнь громкого звука вызывает и знакомство с грозой. Непонятные, пугающие звуки и яркие вспышки света часто сочетаются со слабыми ударами блуждающих токов. Неприятный опыт прочно ассоциируется со звуками грома, а потом и сильными звуками вообще.

Таким образом, при проверке реакции на выстрел мы не можем безошибочно разделить действительно слабую нервную систему, повышенную чувствительность именно к звуку (для некоторых пород это может быть вполне адаптивным признаком) и разнообразные случаи звуковых фобий. Следовательно, этот тест должен быть дополнен каким-либо еще.

 

 

Лобовая атака

 

Косвенно силу нервной системы можно оценить по способности собаки решать сложные задачи. До определенной степени этому требованию соответствует проверка реакции собаки на лобовую атаку, проводимая для многих служебных пород. Подчеркнем, что совсем необязательно агрессивное поведение собаки по отношению к нападающему. При сильной нервной системе собака может и не реагировать на него, и проявлять любопытство. А вот трусость, стремление бежать, т.е. отказаться от решения задачи вообще, – это уже признак слабой нервной системы.

Можно возразить, что и в случае лобовой атаки возможно искажение результатов за счет жизненного опыта собаки. Феномен приобретенной беспомощности вовсе не так редок. Немало собак, попав в руки хозяев, склонных командовать, вести себя жестко, научаются бояться нападающего на них человека. Тем не менее при совпадении результатов звукового теста и лобовой атаки можно говорить о слабости или силе нервной системы с большой долей уверенности.

Понятно, что проверка лобовой атакой адекватна для небольшого круга пород. В тех породах, где агрессия к человеку не приветствуется либо является дисквалифицирующим пороком, приходится идти иным путем. Здесь скорее уместны достаточно ранние проверки на новизну раздражителя, на большой объем информации. Подобные проверки проводились, но их общий недостаток – сложность воспроизведения, трудность интерпретации результатов. Тем не менее это, похоже, единственный путь, пригодный для практической работы, поскольку все физиологические методики требуют оборудованных лабораторий, обученного персонала и значительного времени.

Отметим попутно, что проверка лобовой атакой зачастую используется для определения уровня врожденной агрессивности, но этот признак с ее помощью определить нельзя – слишком велико влияние предшествовавшего опыта, возможность прямого научения. На наш взгляд, для определения врожденного уровня агрессивности просто нет и не может быть адекватных тестов. Агрессия является слишком сложной по контексту и многогранной мотивацией, чтобы можно было вычленить ее врожденную компоненту. Определять врожденный уровень агрессии, на наш взгляд, примерно то же, что оценивать врожденное стремление питаться вкусно и разнообразно: существуют тысячи факторов, влияющих на базовую характеристику и модифицирующие ее радикально.

Силу нервной системы можно оценивать объективным способом, используя адаптированный к практике испытаний лабораторный бромкофеиновый тест. Изначально в физиологических опытах, в частности в лаборатории П.К. Анохина, силу нервной системы определяли по следующей схеме. У собаки вырабатывали сложный двигательный навык (обыск нескольких, открывающихся с помощью педали, кормушек), определяли скорость его выполнения. Далее животному вводили кофеин (в другой серии опытов бром) и определяли, насколько изменится скорость выполнения навыка. У животных с сильной нервной системой эта скорость практически не изменялась или увеличивалась. Животные со слабой нервной системой не работали (работали медленнее) либо под бромом, будучи заторможенными, либо под кофеином, будучи перевозбужденными.

Безусловное достоинство теста в том, что скорость работы собаки сравнивается не с неким шаблоном, но исключительно с ее собственными результатами.

Применение бромкофеинового теста в качестве проверки для племенного допуска оказывается сложно по двум причинам. Отнюдь не каждый владелец может (точнее, хочет) отрабатывать достаточно сложный двигательный навык у своей собаки. Не менее сложно у многих владельцев преодолеть боязнь любого медикаментозного воздействия на собаку, они действительно считают, что получение брома и кофеина может принести вред их питомцу. Добиться взаимопонимания удается далеко не всегда.

 

 

ПОДВИЖНОСТЬ ПРОЦЕССОВ ВОЗБУЖДЕНИЯ И ТОРМОЖЕНИЯ

 

Этот тест полезен для селекции ряда пород. Так, современная проверка поведения для отечественных овчарок (кавказская, среднеазиатская, южнорусская) обязательно включает этот элемент. Возбужденную после проверки лобовой атакой собаку проводят мимо спокойно стоящих людей. При хорошей подвижности процессов собака легко «тормозится» и спокойно проходит мимо посторонних.

Однако следует помнить, что подвижность нервных процессов совсем не абсолютное благо: для ряда пород высокая подвижность оказывается нежелательным признаком, для других эта черта достаточно безразлична.

 

 

УРАВНОВЕШЕННОСТЬ

 

Данный показатель высшей нервной деятельности, как это уже говорилось, является конкретной породной характеристикой. Его имеет смысл проверять лишь тогда, когда есть опасность ухода от породного типа поведения, например, если в породе, которой свойственна флегматичность, появляются «холерики».

Подчеркнем, что и подвижность, и уравновешенность являются конкретными породными характеристиками: то, что приветствуется в одной породе, вполне может стать причиной для выведения собаки из разведения в другой.

Значимость различных тестов для породы со временем меняется. Тест, актуальный еще вчера, сегодня может оказаться незначащим либо даже вредным, поскольку проверяются не те качества, по которым идет отбор.

Только силу нервной системы, мы не устаем это подчеркивать, следует проверять неукоснительно.

 

 

ОБУЧАЕМОСТЬ

 

Данная характеристика лучше всего оценивалась при проверках-службах. Коль скоро собаку обучали данной службе или курсу дрессировки, становилось понятно, насколько данная собака укладывается в принятый норматив (количество собакочасов на усвоение конкретной службы). Тем не менее на современном этапе этот показатель по наличию диплома о дрессировке определить уже не удается. В настоящий момент помимо «канонических» проверок-служб существует масса их модификаций, целый букет новых комплексов типа собака-телохранитель, собака в городе и т.п. Здесь критерии оценки точности работы и скорости обучения просто еще не выработаны. В дрессировку пришли не только специалисты высочайшего уровня, но и люди, откровенно не умеющие работать с собаками. Разброс по качеству, методам, подходам к дрессировке стал огромным. Закономерно, что селекционеры на результаты прохождения проверок-служб опираются далеко не всегда, делают это осторожно, предпочитая для племенного использования проверку поведения.

 

 

РАННИЕ ПРОВЕРКИ ПОВЕДЕНИЯ

 

Очень привлекательна идея проверки поведения в максимально раннем возрасте. Действительно, как удобно было бы выбрать еще в месячном возрасте щенков, у которых наиболее полно выражены породные особенности поведения, и позднее провести отбор только по экстерьеру. Ранняя выбраковка экономически выгодна, она позволяет подобрать собаке владельца, который будет вполне удовлетворен ее поведением, словом, обладает массой достоинств.

Однако разработать подобные тесты оказывается крайне сложно, а их прогностическая ценность не слишком высока. Да, можно рано выбраковать щенков с резкими отклонениями в поведении, но таких ничтожно мало.

Специфические породные качества в раннем возрасте явно не дифференцируются. Можно привести массу примеров позднего включения таких, казалось бы, закрепленных комплексов, как охотничье поведение. Многие охотники хоть раз, да сталкивались с поздним созреванием собак. Бывают лайки, которые до двух и более лет мало интересуются добычей, а потом становятся выдающимися работниками. Хватает и борзых, по первому полю скачущих удивительно тупо, а по второму превращающихся в изумительных мастеров. У щенка эти качества проверить нельзя. Точно так же трудно понять, станет ли данный щенок служебной породы хорошим караульщиком.

При ранних проверках можно оценить общее соответствие поведения породному типу. При этом щенков сравнивать друг с другом можно лишь в пределах данного помета. Чем меньше щенки, тем сильнее сказываются особенности физиологического развития. При стандартном актировании в 45-дневном возрасте физиологический возраст может различаться, а особенности раннего развития, выкармливания и содержания под сукой очень сильно влиять на поведение щенков.

В общем и целом в раннем возрасте можно оценивать силу нервной системы все по той же реакции на громкий звук, при этом тест обязательно повторять несколько раз в разной обстановке. Единственное предъявление, когда часть щенков только проснулась, другие уже наигрались и проголодались, а третьи только нашли что-то увлекательное, ничего не говорит о силе их нервной системы. Лишь повторяемость результатов показывает их достоверность.

Вполне адекватна и проверка на новизну раздражителя, на исследовательское поведение (также несколько предъявлений). Попытки в раннем возрасте оценить агрессивность щенка совершенно бессмысленны. Если щенок рычит и кидается на руки, это говорит скорее о его самоуверенности и игривом настроении, чем о высоком уровне агрессии.

Желательно оценить бодрость щенка, его жизнерадостность, уверенность – для всего этого необходимо достаточно длительное наблюдение за щенками. Если породе, допустим, свойствен взрывной темперамент, выбор щенка с максимальной выраженностью этого признака будет ошибочным. Подобное животное, став взрослым, скорее всего, будет обладать неуравновешенной нервной системой. Аналогично выбор «сонного» щенка в породе, отличающейся флегматичностью, так же, скорее всего, будет выбором крайнего и соответственно нежелательного варианта поведения.

Безусловно, интересует наличие у щенков самоуверенности и сообразительности. Последний признак весьма актуален для пород, которым свойственна самостоятельность, малая зависимость от человека. Для лаек существует в числе прочих и такой способ отбора: щенка кладут на табурет и наблюдают, что он станет делать. Щенок, соображающий, что не надо падать с табурета, избегающий исследовать пустоту (иногда проверяют совсем маленьких, еще не открывших глаза щенков), действительно оказывается хорошей рабочей собакой.

Это вполне объяснимо: детеныши псовых при относительно медленном развитии, при долгом детстве очень рано приобретают способность к пониманию простейших закономерностей. Так, в наших наблюдениях волчата, не достигшие месячного возраста, решали весьма сложную для многих видов задачу на обходной путь. Решетка, между прутьями которой они научились убегать из клетки, была загорожена, при этом смежную стенку клетки оставили открытой. Стоило выпустить волчат в клетку, где они встретили преграду на знакомом пути, как они немедленно нашли обходной и ускользнули на волю. Это решение отнюдь не тривиально, ведь и людям часто случается остановиться перед преградой и задуматься: как же ее обойти? – и это при куда более развитом интеллекте и богатом жизненном опыте.

Отсутствие формализованных проверок в раннем возрасте, сложность их разработки приводят к тому, что каждый селекционер отбирает щенков по комплексу критериев, сформулировать который он зачастую оказывается не в состоянии, по неким маркерам, порой просто опираясь на интуицию или принцип сходства с наиболее выдающимися предками.

 

 

РАССУДОЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЖИВОТНЫХ

 

Существование у высших животных разума до сих пор является предметом дискуссий в научных кругах, авторы данной книги разделяют уверенность в том, что высшие позвоночные им, безусловно, обладают.

Появление рассудка – вершина эволюции психики. Вместе с тем он не является чем-то обособленным, а лишь одной из сложных форм поведения. Интеллектуальное поведение не только теснейшим образом связано с различными формами врожденного поведения и научения, но и само складывается из индивидуально изменчивых компонентов поведения. Оно является высшим итогом индивидуального накопления опыта, поэтому дает наибольший приспособительный эффект и способствует выживанию особей и продолжению рода при быстро протекающих изменениях в среде обитания. Интеллект собаки находится, несомненно, на более низкой ступени развития, чем интеллект человека и даже обезьяны. Говоря о проявлениях рассудка у животных, корректно пользоваться термином рассудочная деятельность.

Рассудочная деятельность животных издавна привлекает к себе внимание ученых. Этой проблеме посвящены многие работы Ж. Ламарка (1809), Ф. Кювье (1838), Ч. Дарвина (1859), Н.М. Сеченова (1863), Э. Торндайка (1911), Р. Йеркса (1913), В. Вагнера (1913) и других авторов прошлого века; В. Келлера (1921), А.Н. Северцева (1922), И.С. Бериташвили (1966) и многих других.

Изучение биологических основ рассудочной деятельности прошло длинный и тернистый путь. Ее экспериментальное исследование очень трудно из-за сложности подбора объективных методик и выбора критериев объективной оценки.

Классическими работами, посвященными этой интереснейшей и важнейшей в общенаучном плане проблеме, являются труды советского ученого Л.В. Крушинского, долгие годы работавшего в Московском государственном университете. За свои разработки в этой области он был удостоен звания члена-корреспондента Академии наук СССР, а его монография «Биологические основы рассудочной деятельности» – Ленинской премии. Л.В. Крушинским была создана уникальная в своем роде лаборатория физиологии и генетики животных на Биологическом факультете МГУ. Авторы настоящей книги М.Н. Сотская и Е.Н. Мычко в этой лаборатории в течение длительного периода времени занимались изучением рассудочной деятельности и других аспектов поведения собак и их диких сородичей: волков, шакалов, лисиц, енотовидных собак, песцов и корсаков.

Наиболее характерное свойство рассудочной деятельности животных – «способность улавливать простейшие эмпирические законы, связывающие предметы и явления окружающей среды, и возможность оперировать этими законами при построении программ поведения в новых ситуациях» (Л.В. Крушинский).

Рассудочная деятельность отличается от любых форм обучения. Эта форма адаптивного поведения может осуществляться при первой встрече организма с необычной ситуацией, создавшейся в среде его обитания. В том, что животное сразу, без специального обучения может адекватно среагировать, и заключается уникальная особенность рассудочной деятельности как приспособительного механизма в многообразных, постоянно меняющихся условиях окружающей среды.

По определению Л.В. Крушинского, рассудочная деятельность – это выполнение животным адаптивного поведенческого акта в экстренно сложившейся ситуации. Эта уникальная возможность приспособления организма к среде возможна только у животных с хорошо развитой нервной системой.

Собаки имеют высокоразвитый головной мозг, и рассудочная деятельность у них сильно выражена. Лабораторные исследования показывают, что по уровню развития рассудочная деятельность представителей семейства Волчьих занимает в сравнительном ряду следующее место после обезьян и дельфинов. Элементы рассудочной деятельности собак весьма многообразны: они проявляются в избегании собакой опасностей, преодолении препятствий, в частности, открывании различных запоров, ловли дичи и т.д. Однако рассудочная деятельность далеко не всегда используется в повседневной жизни, большей частью животное предпочитает действовать по привычному шаблону. В поведении человека шаблоны также играют огромную роль, часто мы действуем автоматически, не задумываясь. Человеку, привыкшему ездить ежедневно по одному и тому же маршруту на работу, бывает исключительно трудно изменить его. Сложно бывает перестроиться с привычных и заученных понятий на новые и т.д. Как говорил о феномене рассудочной деятельности сам Л.В. Крушинский, «думать трудно».

Экспериментальное изучение рассудочной деятельности собак показало, что после первых успешных решений задач некоторые собаки начинали ошибаться и отказываться от решений. У ряда животных перенапряжение нервной системы при решении трудных задач приводило к развитию своеобразных неврозов (фобий), выражавшихся в развитии боязни обстановки опыта. После отдыха собаки работали нормально. Это говорит о том, что рассудочная деятельность требует большого напряжения ЦНС, в силу чего проявление ее собаками представляет собой скорее исключение, чем правило.

В качестве примера рассудочной деятельности можно привести способность животных экстраполировать функцию, известную на определенном отрезке, за его пределы. В лабораторных опытах это выглядело так. Собаке предлагали две миски (пустую и с кормом), давали возможность начать есть, после чего миски раздвигали в противоположные стороны, пока они не скрывались за непрозрачной ширмой. Для получения корма собака должна была экстраполировать движение кормушки на видимом участке пути и обойти ширму с нужной стороны.

Страница: 1 2 3
Мини-чат
200

Кинология

кинология


Бульмастиф Уран и Ундина



Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0