Бульмастифы РОССИИ - Поведение собаки (страница 8)
 
Форма входа

Создать бесплатный сайт с uCoz
Поиск


Календарь
«  Декабрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Необходимое дополнение. Названия пород не всегда правильно отражают их функцию. Так, многих волкодавов, и не только отечественных, именуют овчарками. Мы уже убедились, что портреты этих пород различны, поэтому во избежание ошибки следует выяснять, к какой генеалогической группе относится «овчарка». Настоящие пастушеские собаки происходят из группы истинных овчарок, волкодавы относятся к мастифам. Совсем уж анекдотически смотрится в этом ряду название ирландский волкодав – борзая, испытавшая прилитие крови не только мастифов, но и, вполне возможно, терьеров. В любом случае последний волк был убит в Ирландии не менее трех столетий назад, так что «волкодавность» этой породы просто дань памяти.

Спасатели и спасатели-розыскники. Суть работы понятна: обнаружение и по возможности извлечение пострадавших людей из руин зданий, из-под завалов земли и снега, как очень частный случай, помощь утопающим. Подчеркнем особо, что размеры собаки могут быть какими угодно. Обязательно острое обоняние, способность воспринимать очень слабый запах через значительные преграды и на фоне других, резких и неприятных для животного, запахов. Блок агрессии практически не снимаем – ведь спасаемый человек может, плохо контролируя свои действия, причинить четвероногому спасателю боль. Социальность обязательно высокая, как правило, спасатели работают группами, помогая или, во всяком случае, не мешая друг другу. Территориальность отсутствует, охотничье поведение недопустимо – ведь зоны стихийных бедствий привлекают грызунов, животных-падальщиков – отвлечение собаки на них может стоить жизни спасаемому. Нервная система подвижная, внимание переключается легко – без этого работа в сложнейших условиях была бы просто невозможна. Аффектированность сильно зависит от более тонкой специализации: собаки-розыскники, чье дело обнаружить человека и привести к нему помощь, обладают очень высокой аффектированностью, собственно спасатели (сенбернар, ньюфаундленд) о своих «подвигах молчат», им не для кого аффектировать, их работа происходит самостоятельно. Инфантильность в этой группе использования практически полностью совпадает по выраженности с аффектированностью.

Собаки-поводыри слепых. Обоняние только мешает, чем оно слабее, тем лучше. Блок на агрессию к человеку очень высок, не ниже, чем у собаки-спасателя. Социальность очень высокая, но полностью переключена на хозяина, другие собаки в круг социальных связей поводыря практически не должны включаться. Территориальность низкая, ни о какой охране не может быть и речи. Охотничье поведение подавлено. Нервная система подвижна, легкость переключения внимания высокая: собаке одновременно приходится учитывать массу факторов. Аффектированность очень высокая и, более того, поощряемая. Собака «сообщает» своему беспомощному хозяину об окружающем мире все, что только может, она как бы ведет с ним непрерывный разговор. Инфантильность, и это потрясающе, учитывая выраженность иных признаков, минимальная, но именно так и должно быть: собака принимает решения сама, на ее плечах колоссальный груз ответственности за жизнь ее друга-хозяина. Неслучайно, что поводыри отслуживают свой срок и уходят на пенсию едва ли не раньше, чем «нюхачи».

Упряжные и ездовые собаки. Некогда служба была очень широко распространена как в городах средневековой Европы, так и по всему Северу, теперь сохранилась лишь в условиях бездорожья. Следует говорить о трех «транспортных вариантах», подразумевавших разные поведенческие портреты. Европейская упряжная собака, таскавшая тележку по узеньким средневековым улочкам, являлась охранником собственного груза, т.е. обладала признаками, характерными для караульной собаки. Припряжные собаки тайги и лесотундры Севера являются в первую очередь охотничьими, со всеми вытекающими отсюда особенностями, а потом уже собаками для перевозки грузов (в тайгу – снаряжение, из тайги – добычу). И лишь ездовые собаки являются в действительности собаками, чье предназначение – перевозки грузов и хозяина. Наиболее корректно будет создать портрет именно такой собаки, поскольку запрячь в сани можно практически любую собаку, можно также заставить ее какое-то время эти сани везти, но не надо только на этом основании считать ее ездовой.

Итак, у истинных ездовых собак Севера отличное обоняние, точнее, то самое чутье, позволяющее им не только отыскивать заметенную дорогу, но и распознавать под толщей снега трещины во льду, полыньи и тому подобные смертельные ловушки. Блок агрессии на человека не снимаем ни при каких условиях, ездовая собака может быть трусливой, но никак не злобной. Социальность выражена в высочайшей степени, вся жизнь, вся работа – только в стае, собакам присущи сложнейшие взаимодействия, интереснейшая структура взаимоотношений. Территориальность достаточно выражена, правда, охраняемые от других собак участки невелики, людей эти пространственные границы не касаются. Охотничье поведение подавлено полностью или почти полностью, отвлечение на зверя может сбить упряжку с правильной дороги, завести прочь от спасительного жилья. Нервная система не отличается большой подвижностью, легкость переключения внимания – средняя. Аффектированность не выражена, об инфантильности не идет и речи, какая уж тут инфантильность, когда в непогоду охотник предоставляет поиск дороги собакам и просто ждет, когда они доставят его к дому.

Охотничьи собаки. Большинство пород из этой группы использования стали заводскими значительно раньше служебных и соответственно раньше наступил их расцвет. Для подавляющего большинства происхождение пород уже показывает совершенно четко, каково именно применение: борзые, лайки, гончие и т.д. Мы не будем повторяться и вновь давать их портреты. Несколько особняком стоят терьеры. Будучи изначально даже не охранниками территории, что не позволяли размеры, а своего рода «сигнализаторами тревоги», «звонарями», эти собаки довольно долго занимали эту нишу, параллельно занимаясь истреблением грызунов. Их азартность, при способности протиснуться в нору, привлекла внимание, и уже в Средние века в Англии, Шотландии и Ирландии существует масса пород охотничьих терьеров, большинство из которых является норными, но со многими охотятся и на более крупного зверя.

Следует помнить, что охотничьи породы с эффектной, а еще лучше гротескной внешностью достаточно легко и быстро становились декоративными, утрачивая многие из изначально присущих им поведенческих черт. Однако, как уже говорилось, именно признаки, определяющие «идею породы», искажаются последними. Вот почему во многих породах декоративных собак, ведущих свое происхождение от охотничьих предков, комплекс охотничьего поведения остается очень сильным. Для части пород специализация изменилась в сторону спорта, но опять-таки спорта с выраженной охотничьей подоплекой.

Собаки-компаньоны – самая широкая по набору пород группа использования: их список отнюдь не исчерпывается IX группой FCI. Сюда попадают представители практически всех групп пород, к ним нельзя отнести собак с большой самостоятельностью и высоко специализированных.

Высокая специализация пород собак автоматически сужает их поведенческий репертуар, т.е. в схожих ситуациях отдельные представители таких пород ведут себя совершенно одинаково. Так, не будучи лично знакомым с собакой, можно точно описать, как поведет себя такса при встрече с кошкой на улице.

Отбор собак-компаньонов, напротив, шел по пути расширения универсальности их использования. В результате они потенциально сохраняют поведенческий репертуар, свойственный виду. В зависимости от желания владельца такая собака может быть сторожем, ищейкой, пастухом или охотником (правда, любую из этих функций она выполняет хуже высокоспециализированной породы). Поведение собак-компаньонов в схожих ситуациях может резко различаться. Собака-компаньон гибко приспосабливает свое поведение к требованиям владельца, в результате отношения пуделя к кошке, в отличие от таксы, зависит от отношения к этим животным его владельца и особенностей выращивания. В соответствии с особенностями собственного характера разные люди предъявляют очень несхожие требования к своим четвероногим компаньонам: одним нужно, чтобы собака разделяла их страсть к дальним прогулкам, другие ищут в компаньоне товарища по играм, третьи ценят в собаке ее беззащитность и потребность в опеке и т.д. и т.п. В результате компаньонами оказываются, с одной стороны, спортивные собаки, особенно те, что участвуют в состязаниях вместе с хозяином, с другой стороны, мелкие собачки, постоянно сидящие на коленях владельца (раньше их очень метко называли комнатными).

Таким образом, компаньонами с полным правом можно назвать и сенбернара, и левретку, и пекинеса.

Подчеркнем: у пород, когда-то бывших пользовательными и «не позабывших» свою «идею», возможны неприятные сюрпризы. Так, карликовый шпиц остается самостоятельным не по росту; мопс явно считает себя суровой боевой собакой Древнего Востока, а шелти выходит из себя, пытаясь на загородном пикнике собрать в «кучку» бестолковое стадо своих владельцев. Иногда подобные черты умиляют, заставляют смотреть на собаку-малютку с уважением, иногда доставляют лишние хлопоты и ей, и хозяину.

Спортивные собаки. Здесь подразумевается любое спортивное состязание, в том числе различные виды дрессировки, при этом владелец может участвовать в состязаниях вместе со своими питомцами, как это происходит на состязаниях упряжек, может управлять собакой (аджилити, конкурсы пастушеских собак, соревнования по ОКД, ЗКС), может наблюдать работу питомца со стороны (бега борзых). Подобные состязания, как правило, зрелищны и действительно полезны для собаки, позволяя ей работать, жить ради вполне определенной цели. Единственное, что авторы категорически отказываются считать спортом, – это бои собак. Вся их атмосфера, то, что их окружает, собственно стравливание собак без понимания особенностей их поведения, очень быстро приводит к тому, что психика собаки переходит в аномальное состояние, поведение претерпевает серьезнейшие нарушения, собака становится социально опасной.

Итак, каков портрет спортивной собаки? Там, где речь идет о демонстрации природных физических возможностей: соревнование упряжек, – портрет спортивных собак практически не отличается от такового их рабочих прототипов.

Бега борзых стоят особняком, поскольку во главу угла поставлена скорость, а не умение ловить зверя. В результате по сравнению с охотничьим прототипом поведение беговой борзой достаточно изменено. Здесь не так важен блок на агрессию, снижена социальность – собаки все равно бегут в намордниках, и важна не поимка, а то, что собака догнала зайца. Охотничье сведено до единственной реакции – преследования. Территориального поведения нет. Подвижность нервной системы и легкость переключения внимания невысоки. Возникает определенная аффектированность, но это дело случая, а не результат отбора. Инфантильность низка – собака живет в мире скорости.

Соревнования по аджилити, равно как и по другим видам сложной дрессировки, обязательно требуют подвижности нервной системы, легкости переключения внимания и достаточно высокой инфантильности.

Мы не говорим о соревнованиях-тестах, в ходе которых проверяют у собак рабочие качества, понятно, что косвенно там подтверждается и этологический портрет.

Еще одна черта, обязательная для любой спортивной собаки, – азарт. Поскольку это качество присуще не породе в целом, а все-таки отдельным особям, то разбирать его здесь мы не будем – и так понятно, что такое азарт и как выяснить его отсутствие.

Вообще спортивное применение на данном этапе развития этого направления кинологии заставляет в первую очередь говорить скорее об индивидуальностях, чем о породах. Практически в каждой породе можно найти четвероногого спортсмена, который добивается таких результатов, творит такие чудеса, которые и не снились его соплеменникам!

Спорт оказывается, пожалуй, единственной ареной, на которой, пусть и не во всех видах, дворняжка может идти на равных соревноваться с аристократами собачьего мира. Неслучайно столько метисов отлично выступает на аджилити, а на крупнейших соревнованиях ездят на выборзках, а не только на ездовых.

Комнатные собачки. Здесь происхождение прослеживается достаточно сложно. Поведение своеобразно изменено отбором, как непосредственным – оно должно быть приятным и забавным, – так и опосредованным: резко утрируя внешность, нельзя не затронуть и поведение. Отметим, что среди комнатных оказывались собаки необычной наружности (мутантные, часто карликовые формы), возможно, участие в происхождении части пород некоторых видов мелких кустарниковых псовых. Все эти тонкости сейчас не столь интересны, гораздо важнее то, что поведение этих разнообразных по виду собачек оказывается сходным.

Итак, идеальный портрет комнатной собачки.

Обоняние может быть развито в любой степени, поскольку отбора по этому признаку не велось. Зачастую изменение экстерьера (укорочение морды или шеи) затрудняет использование обоняния: курносым собачкам и дышать-то тяжело, не то что принюхиваться.

Агрессия, безусловно, должна быть подавлена – не бывает злых игрушек, способных причинять боль своему властелину. Однако из-за неправильного отбора и плохого воспитания агрессивные комнатные собачки встречаются достаточно часто.

Социальность высокая, мелких собак редко держат по одной, они гораздо эффектнее, когда их много и они играют, возятся друг с другом. В связи с появлением шоу-собак, большую часть жизни проводящих в контейнере, вектор отбора по поведению изменяется.

Территориальность напрямую связана с происхождением породы. Сложно провести границу между истинными попытками защитить свою территорию и проявлениями сильного возбуждения. Звонкий лай при появлении посторонних отнюдь не всегда говорит об охране территории, это может быть выражением тревоги, просьбой к хозяевам защитить своих крошек. Охотничье поведение в идеале достаточно сильно подавлено – домашний любимец не должен лезть в грязь, преследуя добычу, более того, желательно, если он не будет интересоваться разной экзотической живностью, разделяющей с ним жилище хозяев.

Подвижность нервной системы может быть самой различной, как сложилось исторически. Тем не менее чаще подвижность высокая, при преобладании процессов возбуждения.

Легкость переключения внимания в высшей степени желательна: песик должен живо реагировать на все происходящее вокруг, в чем-то заменяя домашнего шута.

Аффектированность – качество непременное, собственно, этого-то и ждут владельцы, они хотят видеть «чувства» своей ненаглядной собачки, чем больше она привлекает к себе внимание, тем лучше.

Инфантильность – это уж само собой; декоративное животное очень зависимо от человека, это даже поговорка подмечает: «маленькая собачка – по веку щенок».

К сожалению, достаточно часто декоративные собаки нашего разведения не соответствуют приведенному портрету: они злы, трусливы, истеричны. Эти черты свидетельствуют о неправильной селекции, когда в погоне за экстерьером не проверяют поведение, а ведь именно для декоративных собак-компаньонов поведение оказывается одной из важнейших характеристик.

Шоу-собака. Этот тип специализации сложился относительно недавно с повышением престижности выставок. Шоу-собакой, по определению, может быть собака любой породы. Тем не менее вне зависимости от этого к ней предъявляются совершенно определенные требования. Она обязана иметь сильную нервную систему, должна выдерживать многочасовое пребывание в специфических, эмоционально стрессирующих условиях выставки. Собаки, чья шерсть нуждается в парикмахерской подготовке, обречены еще и на столь же долгое неподвижное стояние на столе. Кроме этого, «шерстяные» собаки в течение всей выставочной карьеры вынуждены носить папильотки, резинки, зажимы, комбинезоны и прочие приспособления, сохраняющие шерсть. Им противопоказаны активные прогулки, купания в водоемах, игры с другими собаками и т.п. Шоу-собака должна спокойно выносить прикосновения незнакомых людей, пристальное разглядывание с близкого расстояния.

Обязательным качеством характера шоу-собаки является желание нравиться, причем не только хозяину, но и окружающим. Хороший выставочный «боец» обожает привлекать внимание публики, ходить первым в ринге, красоваться в выставочной стойке.

Отбор собак по шоу-качествам при отсутствии иных критериев отбора по поведению может приводить к обеднению поведенческого репертуара в целом, утрате рабочих качеств. Следует подчеркнуть, что собаки-компаньоны страдают от этого в не меньшей степени, чем охотничьи или служебные.

В том случае, когда отбор по шоу-качествам дополняет отбор по рабочим качествам, социальная приемлемость собаки повышается, она становится очень приятной и удобной в общении.

 

 

«ДЕЛО ЖИЗНИ»

 

Несколько раз в различной связи упоминалось, что у каждой собаки должно быть ее главное дело, – ведь и роль, и само существование в стае неразрывно связаны с определенными обязанностями.

Возникает вполне логичный вопрос: а зачем собаке вообще что-то делать, если хозяин готов кормить, поить и холить ее просто за то, что она есть? Ведь действительно подавляющее число собак-горожан являются компаньонами, их заводили не для работы, а для души. Это прекрасно, но... Такая жизнь совсем не отвечает нуждам собаки. Животное, получающее жизненные блага на «блюдечке с голубой каемочкой», оказывается на самом деле глубоко несчастным или, во всяком случае, неблагополучным. Хозяин считает, что собака «с жиру бесится», – ее балуют, а она, точно назло, все рвет, портит, то и дело огрызается. Возможен, впрочем, очень мирный вариант: собака-бездельница быстро жиреет в самом прямом смысле этого слова, ее ничто не интересует, кроме одного – покоя. Жизнь такой собаки редко оказывается долгой; общение с ней до крайности неинтересно. Так чего же все-таки не хватает этим собакам, у которых все есть?

Догадаться нетрудно – им не хватает дела, неких обязанностей, придающих жизни цель. Рассмотрим, какие основные потребности организма требуют удовлетворения в этом случае, попытаемся понять, что такое скука по-собачьи.

Прежде всего, собака, как хищник-загонщик, нуждается в достаточной физической нагрузке. Для собаки бег, длительные динамические усилия – норма. Мышцы должны получать нагрузку, энергично работать. Для собаки длительный отдых, отсутствие движения несвойственны, естественны для нее чередование периодов отдыха и быстрого активного движения. Когда с собакой мало гуляют, ее потребность в движении не удовлетворяется, и собаке приходится восполнять ее, бегая по дому, путаясь под ногами у домочадцев, нанося урон обстановке (грызть мебель достаточно серьезная нагрузка, по крайней мере, для челюстей). Казалось бы, выход прост – сейчас в изобилии появились тренажеры для собак, остается только подобрать подходящий, и собаке обеспечена нормальная физическая нагрузка.

Это верно лишь отчасти. Чем взрослее, самостоятельнее и интеллектуальнее собака, тем быстрее надоедает ей тренажер и она учится, как избежать работать на нем. Одни собаки находят точку равновесия, другие – иные способы затормозить ленту дорожки. Оказывается, что для собаки вовсе не привлекательно проводить время в совершенно бесцельном с ее точки зрения беге. Почему?

Здесь мы подходим к следующей потребности. Собаке необходимо получать новую информацию, чтобы чувствовать себя комфортно. Любая депривация, как мы говорили, приводит к значительному напряжению и закономерно вызывает отклонения в поведении. Вот почему тренажер не является панацеей для собаки-компаньона. Работая на нем, она не приобретает никаких новых знаний, а положительных эмоций за счет получения «мышечной радости», так называл удовольствие от физического труда академик Павлов, оказывается недостаточным. Для собаки важно не просто физическое упражнение, но упражнение, которое связано еще и с получением некой новой информации, с решением какой-то задачи.

Присмотримся к поведению собаки на прогулке, особенно в незнакомом месте: она все время что-то исследует, принюхивается: то примется рыть землю, то грызть ветку. Длительные прогулки удовлетворяют информационный голод собаки, однако часто устраивать их может отнюдь не каждый владелец, кроме того, чем лучше собака знает территорию, чем чаще с ней гуляют на одном месте, тем меньше времени у нее занимает исследование. У собак хорошая память, и они в состоянии запоминать значительный объем сведений о знакомой местности. Необходимо разнообразить места прогулок, что сделать достаточно сложно.

Обработка информации и успешное решение задач непосредственно связаны с удовлетворением потребности в повышении самооценки и статуса. Любая здоровая собака добивается определенного социального статуса и при возможности повышает его. Решение этой задачи сопряжено не только с прямой «борьбой за власть». Гораздо чаще высокого социального статуса добиваются особи, умеющие делать нечто, полезное для стаи, причем делающие это лучше, надежнее.

Решение слишком простых задач, доступных каждому члену стаи, ничего не дает для социального продвижения. Ни один молодой кобель не останавливается на доминировании над щенками – он стремится приобрести пусть невысокий, но все же взрослый ранг.

Дав собаке достаточно трудную для нее, но решаемую задачу, некую службу, хозяин предлагает ей обрести вполне определенное, только ей принадлежащее место в семье-стае. Мы особо подчеркиваем, что задача должна быть сложной, но посильной: невозможность справиться с проблемой, сильные отрицательные эмоции оказываются столь мощным отрицательным подкреплением, что животное отказывается от дальнейших попыток решить задачу.

Могут возразить: большинство молодых кобелей по мере взросления раз за разом пытаются добиться высокого социального статуса, терпя неудачу. Где тут же отказ при отрицательном подкреплении? Он в том, что собака некоторое время ведет себя тихо. Далее может следовать новая попытка, но ведь кобель-то уже другой – вчерашний подросток приобрел опыт, научился новым приемам борьбы (и не только борьбы, он вообще многому успел научиться), наконец, он стал физически сильнее, лучше координирован.

Если собака терпит неудачу многократно, она вполне может отказаться от попыток повысить ранг вообще и так и остается до конца дней «последней» в иерархии. Напомним, что недостижение значимой цели, особенно многократное, вызывает у животных сильнейший стресс, нервные срывы, даже фобии обстановки, связанной с неудачей.

Таким образом, хозяин должен поставить перед собакой такую задачу, которую та с определенным напряжением сил может выполнить. Очень важно, чтобы собака поняла, во-первых, что же именно от нее требуется, и, во-вторых, насколько это важно для хозяина и для всей семьи. Тогда это занятие в понимании собаки окажется увязанным с социальным статусом, а выполнение ее будет приносить удовольствие.

Здесь мы вновь вынуждены говорить об «идее породы». Собака легко понимает те задачи, для выполнения которых была некогда создана эта порода или ее предки; они для нее посильны и приносят максимум положительных эмоций. Готовить собаку к выполнению службы, несовпадающей, а тем более противоречащей «идее породы», трудно: приходится обучать ее длительно, очень упорно, двигаясь вперед маленькими шажками. При большом желании можно добиться очень многого, но зачем тратить силы для получения относительно небольшого результата.

Если дрессировка, не совпадающая с «идеей породы», сложна, то дрессировка против «идеи породы» не только сложна в высшей степени, она ненадежна и с большой долей вероятности плохо влияет на психику животного. Тем не менее не редки владельцы сенбернаров, желающие обучить своих добродушнейших питомцев профессии телохранителя. Да, все можно сломать и вывернуть наизнанку, но «идея» данной породы – горноспасатель с наглухо заблокированной агрессией!

Понятно, что наиболее адекватным делом для охотничьей собаки будет прежде всего именно охота. Здесь собака может полностью раскрыть все свои возможности, испытать максимум положительных эмоций, трудиться (в том числе и физически) с полной отдачей сил. Более того, охотничья собака и ее хозяин составляют в миниатюре тот первый, крепчайший союз, который навек связал человека и его четвероногого друга. Точно так же для сторожевой, караульной собаки наилучшим делом жизни будет все-таки охрана хозяина, его семьи, имущества.

Примеры можно множить, но как быть, если владелец не хочет использовать собаку по ее утилитарному назначению?

Пожалуй, наиболее просто и адекватно – это занятие с собакой достаточно сложной дрессировкой. Когда хозяин увлечен сам, радуется успехам питомца, тот начинает получать наслаждение от выполнения упражнений, ничего общего не имеющих с реальной жизнью собаки. Кто не видел, с каким удовольствием приносят многие собаки брошенный им мяч, палку, камешек? Они готовы заниматься этим каждый день: бросаться вслед за предметом, отыскивать его в траве, выкапывать из снега, нести хозяину и вручать, чтобы тот кидал еще. С биологической точки зрения занятие совершенно бессмысленное (возможно, поэтому апортировка не привлекает собак ряда пород), однако хозяин доволен: как ловко его пес находит предмет и как быстро и четко подает его! В результате собака проникается важностью своей работы, ей самой нравится выполнять ее правильно. Тем не менее дрессировка подобного рода привлекает далеко не всех владельцев. Существует спорт: собака может выступать с хозяином в многоборье либо самостоятельно работать по программе аджилити, есть бега борзых, гонки на упряжках. Во всех этих вариантах собака получает одновременно хорошую физическую и психическую нагрузку, делит с хозяином радость в случае успеха. По сути, это вариант хорошего лояльного союза, когда партнеры совместно борются за успех.

Очень близка к этому карьера шоу-собаки. Такое животное, регулярно показываясь на выставках, добиваясь там успеха, быстро понимает, что хозяин очень ценит, когда ее выделяют среди прочих. «Закаленные» во многих выступлениях четвероногие «звезды» действительно обожают побеждать соперников по рингу, им нравится ходить первыми, красоваться перед публикой.

Все возможные варианты нахождения для собаки дела перечислить трудно, каждый хозяин придумывает для своей собаки то, что устраивает именно его и приемлемо для нее.

Кроме совместных выступлений хозяина и собаки во внешнем мире, крайне важно закрепление определенной социальной роли животного в семье-стае. Достаточно внимательно понаблюдать, чтобы увидеть, какая деятельность представляется наиболее привлекательной для него самого. Например, собака берет на себя роль няньки, следит, чтобы малыш не трогал ничего, что может ему повредить. Такая забота оказывается полезной для родителей и очень важной для самого животного. Многие собаки очень трепетно относятся к прогулкам всей семьей, когда на них ложится «тяжелая работа» следить, чтобы никто не потерялся. Собака берет на себя обязанности «пастуха»: бегает от одного к другому, стараясь собрать всех вместе, и ужасно волнуется, если это не получается. Если владельцы смеются – собака понимает, что ее работу не приняли всерьез, и теряется. А ведь никому такое поведение не мешает, стоит похвалить собаку, послать ее искать кого-нибудь из отставших членов семьи. Такая социальная роль дает собаке достойную цель в жизни и не обременяет ее хозяев.

Маленькие собаки зачастую берут на себя роль «звоночков», предупреждая хозяев о появлении посторонних – опять-таки если такое поведение никому не мешает, стоит его поддержать, похвалив собаку.

Одну из сложнейших социальных ролей приходится выполнять собаке – поводырю слепого. В данном случае собаке приходится исполнять обязанности лидера.

Приобретение собакой конкретной, а главное – постоянной социальной роли, выполнение ею определенной задачи делает более прочным и гармоничным лояльный союз между ней и хозяином. В противном случае...

Собака, не имеющая дела, начинает искать его сама. Отсюда один шаг до попыток установить свои правила в стае, регулярные претензии на доминирование. Для любой, а для молодой особенно собаки, эта задача очень сложна, практически на пределе сил. Отсюда частые и совершенно непонятные для владельцев приступы раздражения собаки. Причины их – в очередной раз не получилось четко проконтролировать действия своей стаи.

Помимо попыток командовать собака приобретает массу неприятных привычек: она портит предметы, воет и лает в отсутствие хозяев, пачкает в квартире и т.д. При анализе ситуации раз за разом выясняется одно: у собаки нет своего дела, нет четких обязанностей. Такая собака не знает, кто она в стае, ей неудобно, дискомфортно, именно поэтому она и чудит. Единственный способ коррекции подобного поведения – найти все-таки то занятие, которое окажется полезным и для собаки, и для ее хозяев, найти дело жизни.

 

 

«ПРОБЛЕМНЫЕ» СОБАКИ

 

Человек, заведя собаку, чаще всего оказывается предоставленным на волю слепого случая в очень сложной области, где многие ошибки просто непоправимы, для коррекции иных требуются колоссальные усилия и помощь специалистов.

Печально, что он зачастую и не догадывается, что ему нужна помощь, что он в конфликте с собственной собакой, что он делает что-либо неверно, – владелец считает, что для воспитания и содержания собаки достаточно просто здравого смысла да «книжки про дрессировку», где описаны приемы обучения собаки разным командам. И это все! Но в одном этом утверждении ошибок едва ли не больше, чем слов.

Пока собака интересовала человека только как исполнитель определенной работы, которого следует обучить тем или иным навыкам, вопрос любых поведенческих отклонений решался просто: такую собаку, скорее всего, уничтожали. Теперь, когда утилитарное использование собаки все-таки оказалось на втором плане, а на первый все увереннее выходит полноценное общение с животным, понимание между собакой и ее владельцем, актуальны проблемы поведения и коррекции нежелательного поведения.

Что же такое отклонения в поведении, насколько они часты, может быть, есть «беспроблемные» породы? Увы, пород, где бы не было никаких проблем с поведением, не существует. Мы не будем говорить об отсутствии типичных для породы поведенческих комплексов, например, о неумении охотиться у охотничьей собаки. Это скорее вопрос неправильной селекции, и о коррекции тут говорить не приходится. Гораздо более животрепещуща тема отклонения в поведении от некой средней, скажем так, социально приемлемой нормы.

Наш опрос
Какие подарки Вы хотите получить на монопородной выставке?
Всего ответов: 208

Мини-чат
200

Кинология

кинология


Бульмастиф Уран и Ундина



Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0